Понятие и общая характеристика договора имущественного страхования

 

Алеаторный (рисковый) характер договора имущественного страхования, зависимость выплаты страхового возмещения от возникновения страхового случая, обладающего некоторой степенью вероятности, позволяет сравнивать, а зачастую и смешивать исследуемый вид договора со сделками, совершенными под отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК РФ). Однако гражданско-правовые договоры имущественного страхования не относятся к сделкам, совершаемым под отлагательным условием.
Во-первых, условия сделки, совершаемые под условием, хотя и относятся к будущему времени и так же, как страховые случаи, имеют вероятностный характер, но, в отличие от элементов страхования, не связаны со страхованием от рисков по поводу порчи, уничтожения имущества, причинения вреда имуществу, наступления договорной ответственности, предпринимательского риска. Договор страхования направлен именно на возмещение потерь участника гражданского оборота при наступлении определенных событий страхового порядка, что выделяет страхование в самостоятельный тип договора со специфической правовой базой. Иными словами, страховые риски (страховые события) не имеют ничего общего с условиями-событиями, от наступления которых возникают права и обязанности у сторон по сделке, совершенной с условием. В такого рода сделках условиями выступают не деликтные или договорные отношения, с реализацией которых возникают права и обязанности, а юридические факты, жизненные обстоятельства, указанные в сделке и имеющие неделиктный, внедоговорной характер. К примеру, гражданин по сделке, совершенной с условием, покупает дом под условием, если его сын (военнослужащий) получит назначение в город, в котором находится приобретаемый дом.
Во-вторых, страховой случай является существенным (конститутивным) условием договора имущественного страхования (п. 1 ст. 942 ГК РФ), в то время как условие, указанное в условной сделке, может и не быть существенным условием договора, а носить случайный, необязательный характер.
В-третьих, по договору имущественного страхования определенные права и обязанности (к примеру, обязанность уплатить страховую премию, если договором не установлено иное, не предусмотрена рассрочка или иные сроки уплаты премии) возникают сразу же после заключения договора или уплаты страховой суммы (в зависимости от условий договора) без наступления страхового случая (события). Договор считается действующим, заключенным независимо от наступления обусловленного договором страхового случая. Именно в этом и проявляется эффект, целевое назначение договора страхования, направленного на выплату страхового возмещения при наступлении страхового случая. В страховом договоре от условия зависит не возникновение обязанности, а предмет этой обязанности. Обязанность страховщика возникает при начале действия страховой защиты.

О.С. Иоффе, отличая договор имущественного страхования от условной сделки, указывает следующее: "Ненаступление предусмотренного события (имеется в виду страховое событие. - Ю.А.) приводит только к одному последствию: у страховщика не появляется обязанности уплатить страховое возмещение (страховую сумму). Все же другие последствия, возникшие из установленного обязательства (например, сохранение за страховщиком права на полученные платежи), остаются неприкосновенными".

Очень удачно, верно и четко подметил признаки договора имущественного страхования, отличающие его от сделок, совершаемых под условием, В.И. Серебровский. По этому поводу ученый писал: "Страхование не является сделкой. Во-первых, основная обязанность, лежащая на страхователе, уплата страховой премии, не находится в зависимости от какого-либо условия или срока; по общему правилу страхователь должен уплатить премию при самом заключении договора страхования, если договором не установлена рассрочка или иные сроки. Во-вторых, установление страховым договором ответственности страховщика в зависимости от наступления предусмотренного в договоре события также мало походит на условие, как и составление завещания... под условием смерти завещателя. Иначе говоря, наступление предусмотренного в договоре события есть не случайная, добавочная часть страхового договора, а часть договора существенная, необходимая. В условном договоре от наступления неизвестного события зависит существование самого договора. При алеаторном же договоре существование самого договора несомненно; от наступления неизвестного события зависит только, какая из сторон выиграет и какая проиграет".

Как уже отмечалось ранее, ст. 929 ГК РФ квалифицирует договор имущественного страхования как договор, по которому одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу (выгодоприобретателю) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) убытки, причиненные вследствие этого события, в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Исходя из этого определения, можно сделать вывод о том, что договор имущественного страхования - это возмездный, двусторонний (синаллагматический) договор.
Попытаемся более подробно раскрыть эти признаки.
Согласно п. 1 ст. 423 ГК РФ возмездный договор - это такой договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей. В исследуемой нами ситуации страхователь уплачивает в пользу страховщика при заключении договора или в предусмотренные договором сроки и в порядке, обусловленном этим договором, определенную денежную сумму (страховую премию), а страховщик, в свою очередь, обязуется возместить страхователю или указанному им лицу (выгодоприобретателю) убытки (выплатить страховое возмещение) при наступлении страхового случая, предусмотренного договором, в пределах страховой суммы. Договор страхования остается возмездным и тогда, когда страховой случай не наступает, так как в силу своей алеаторности договор рассчитан на возможное наступление страхового случая и на встречное в связи с этим удовлетворение со стороны страховщика в виде получения от него страховой суммы. Если посмотреть на договор имущественного страхования несколько шире, т.е. когда страховщик заключает множество таких договоров с большим количеством участников-страхователей на случай возникновения страхового события, т.е. такие случаи возникают в силу своей вероятности, и страховые возмещения (выплаты) за счет страховых взносов (премий) получают сам же плательщик этих же денежных средств или другие плательщики - страхователи, в отношении которых возник страховой случай. В этом и заключается суть страхования, рассчитанная на факторы случайности и вероятности, но требующая в обязательном порядке независимо от реального наступления страхового случая (события) уплаты страховой премии (полностью или частично) страхователем.
Представляется, что если порядок и срок уплаты страхового возмещения является одним из существенных условий договора имущественного страхования (п. 1 ст. 954 ГК РФ), то размер платы за страховую услугу (страховой премии) не относится к существенным условиям договора, если стороны не пришли к выводу о признании размера страховой премии существенным условием договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ). В том случае, если стороны не согласовывали в договоре размер страховой премии и не настаивали на признании этого условии существенным, размер этой премии определяется с учетом положений п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которому исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги. Большую помощь в этом могут оказать страховые тарифы на аналогичного рода услуги, определяемые страховщиками, однако обобщение судебной практики показывает, что случаи отсутствия в договоре размера страховой премии весьма редки, так как заключение договоров имущественного страхования происходит зачастую в форме договоров присоединения (ст. 428 ГК РФ) и на публично-правовой основе (ст. 426 ГК РФ). Нельзя забывать и о том, что многие договоры имущественного страхования заключаются в обязательном порядке в силу ст. 935 ГК РФ.
Более сложным вопросом является отнесение договоров имущественного страхования к числу реальных договоров. В юридической литературе этот вопрос продолжает оставаться в какой-то степени дискуссионным, причем свои точки зрения ученые выдвигают, основываясь на действовавшем или действующем страховом законодательстве.
Так, еще ст. 389 ГК РСФСР 1922 г. обязывала страхователя уплачивать страховщику страховую премию в условленные сроки и в условленном месте. До уплаты премии или первого взноса договор страхования не вступал в силу, если иное не было предусмотрено в договоре. В ст. 388 ГК РСФСР 1964 г. отмечалось, что страхователь обязуется вносить установленные договором страхования платежи.
В связи с изложенным О.С. Иоффе отмечает, что хотя норма ст. 389 ГК РСФСР 1922 г. являлась диспозитивной, действовавшие по отдельным видам страхования правила не допускали отступлений от нее, и заключение договора страхования происходило фактически в форме реального договора. В 1975 г. ученый, опираясь на Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., писал, что согласно всем правилам договорного страхования отдельных видов страхования, включая обязательное страхование, требующее заключения договора, страховой договор вступает в силу после уплаты первого взноса страхователем, т.е. является реальным договором.

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский отмечают, что "сама по себе указанная норма (ст. 388) вряд ли давала основания истолковать ее как признание того, что "договор страхования является реальным. Он считается заключенным с момента уплаты первого взноса. Указанная статья не могла служить основанием для суда признать незаключенным договор страхования, по которому не была уплачена страховая премия". Они подчеркивают, что действующий ГК РФ возвратился к позиции ГК РСФСР 1922 г. и связывает теперь вступление договора страхования в силу с моментом уплаты страховой премии или первого ее взноса, если иное не будет предусмотрено сторонами договора. Развивая эту мысль, ученые пишут далее: "Следовательно, договор, если только в нем не будет предусмотрено иное, т.е. вступление в силу с момента достижения согласия сторон, должен рассматриваться как реальный".

А.А. Иванов утверждает, что если опираться на приведенные в законе определения договора страхования (ст. ст. 929, 934 ГК РФ), то его следует признать консенсуальным. Однако согласно ст. 957 ГК договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса, т.е. налицо черты реального договора. Поэтому договор, по общему правилу, должен считаться реальным. Однако в нем может быть предусмотрено, что он вступает в силу с момента достижения соглашения по всем существенным условиям. Тогда уплата страховой суммы будет производиться во исполнение ранее заключенного сторонами консенсуального договора страхования. При этом реальный характер договора страхования вовсе не исключает возможности достичь соглашения по всем существенным условиям еще до уплаты страховой премии. Однако такое соглашение вступает в силу в момент уплаты страховой премии, т.е. по наступлении отлагательного условия.

По нашему мнению, при освещении поднятого вопроса следует различать такие элементы договорного права, как действие договора, начало действия договора и заключение договора, т.е. необходимо отличать заключение договора от действия договора и от момента начала его действия. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, включая предмет договора, необходимые и случайные условия (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Договор признается заключенным в момент получения оферентом акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (п. п. 1, 2 ст. 433, ст. 224 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.
Таким образом, если между сторонами достигнут консенсус по всем существенным условиям договора, то с момента получения оферентом акцепта договор считается заключенным. С этого же момента он считается вступившим в силу и становится обязательным для сторон. Однако п. 1 ст. 957 ГК РФ констатирует, что договор страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого взноса (если договором не предусмотрено иное). Получается, что изложенная норма требует уплаты полностью или частично страховой премии сразу же при заключении договора с тем, чтобы договор вступил в силу, т.е. был обязательным для сторон (если иное не предусмотрено договором) (Примечательно само наименование ст. 957 ГК РФ: "Начало действия договора страхования"). Конструкция заключенного, но не действующего договора предусмотрена законодателем и для сделок под отлагательным условием, когда возникновение прав и обязанностей зависит от обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступит это условие или нет (п. 1 ст. 157 ГК РФ). Обязательства из договора имущественного страхования возникают не тогда, когда они заключены, а тогда, когда начинается их действие, когда они вступают в силу (за исключением тех договоров, по которым стороны установят иное).

Примечание. Кодекс торгового мореплавания РФ однозначно указывает на то, что договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии (ст. 252). Многие правила имущественного страхования (см., например, п. 12 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств) также указывают на то, что страховые премии по договору обязательного страхования уплачиваются страховщику при заключении договора.

Если рассматривать заключение договора как самостоятельный акт, то можно сделать вывод о том, что с момента достижения соглашения по всем существенным условиям договора и в надлежащей форме такое соглашение можно считать заключенным, если законом не требуется передача соответствующего имущества, с момента осуществления которой договор считается заключенным. Можем ли мы утверждать, что договор имущественного страхования заключен с момента получения акцепта будущим страхователем от будущего страховщика при отсутствии в договоре условий о моменте вступления договора в силу? На наш взгляд, можно дать утвердительный ответ и говорить о том, что договор имущественного страхования в изложенной ситуации заключен. Но обязательным для сторон такой договор будет лишь при условии уплаты страховой премии или первого ее взноса. В этом состоит, на наш взгляд, одна из особенностей договорных отношений в сфере страхования. Автор полностью отдает себе отчет в том, что юридическая необязательность условий заключенного договора для сторон очень близка к ситуации незаключенного договора: и в первом, и во втором случаях обращение одной из сторон к помощи суда по поводу исполнения такого договора будет безуспешной. По мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, если страхователь не уплатил однократно обозначенной премии или ее первого взноса, то последствием такого бездействия будет признание договора незаключенным, не способным породить какие-либо правовые последствия.

При этом невольно возникает вопрос о распространении норм п. 2 ст. 433 ГК РФ относительно понятия "реальный договор" на заключаемый договор имущественного страхования и о возможности быть такому договору реальным, если он заключен между сторонами без передачи (уплаты) страховой премии (или ее части) при заключении договора, без указания в нем иных условий на сей счет.
Пункт 2 ст. 433 ГК РФ говорит о необходимости в предусмотренных законом случаях передать соответствующее имущество с тем, чтобы достигнутое соглашение считалось заключенным договором. Названный пункт ст. 433 ГК РФ ссылается при этом на ст. 224 ГК, согласно которой объектом передачи является вещь. Иными словами, следует ли денежные средства, выплачиваемые в качестве страховой премии, рассматривать таковым имуществом? На этот вопрос многие ученые юристы отвечают утвердительно.

Представляется, что уплачиваемая страховая премия (денежная сумма), являясь составной частью гражданско-правовых понятий "имущество", "вещь", не может рассматриваться в качестве вещи, о передаче которой говорится в упомянутом пункте ст. 224 ГК РФ, и, таким образом, договор имущественного страхования можно считать заключенным (консенсуальным) с момента достижения согласия (соглашения) и получения акцепта по всем существенным условиям договора (включая условия о порядке и сроке уплаты страховой премии), но не вступившим в силу, не обязательным для сторон при неуплате во время заключения договора страховой премии (ее части), если на этот счет в договоре не имеется иное. Тем более договор имущественного страхования тяготеет к правовой конструкции консенсуального договора, если стороны договорились о вступлении договора в действие с момента его заключения, а не с момента передачи страховой премии (страхового взноса).
Различие реальных и консенсуальных договоров ведет свое начало еще от времен частного римского права, различавшего реальные и консенсуальные, письменные и вербальные (устные) контракты, квази-контракты, безымянные контракты, пакты. К реальным контрактам римское право относило заем, ссуду и договор хранения (поклажи), а к консенсуальным - куплю-продажу, договоры найма, договор товарищества, договор поручения. Известный исследователь римского права, ученый-цивилист И.А. Покровский писал: "Если стипуляция и литтеральный контракты суть договоры формальные, то все остальные контракты не связаны с какой-либо определенной формой, все они - договоры неформальные. Но между ними есть то различие, что одни из них для своей деятельности не требуют ничего. Для консенсуальных договоров (контрактов) характерно достижение простого соглашения (nudus consensus) между сторонами (контракты консенсуальные), в то время как реальные контракты получают юридическую силу только с того момента, когда на основании соглашения одна сторона передала другой ту вещь, которая была предметом договора".

В современном понимании, несмотря на различие мнений относительно предмета гражданско-правовых договоров, предметом договора имущественного страхования являются действия страховщика (а не вещь, денежные средства) по оказанию страховых услуг страхователю. Как уже отмечалось, по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) возместить другой стороне (страхователю) или выгодоприобретателю страховое возмещение (п. 1 ст. 929 ГК РФ). По верному определению Ю.В. Романец, исходя из страховой направленности страхового договора, одна из сторон такого договора (страхователь) обязуется вносить другой стороне (страховщику) установленные платежи (страховую премию, страховые взносы), а страховщик обязуется при наступлении обусловленного договором страхового случая выплатить страховое возмещение. Предметом реальных договоров являются, на наш взгляд, индивидуально-определенные вещи (имущество), переданные в заем, для определенных целей хранения, по договору ссуды и т.д. Необходимость передачи имущества в целях заключения договора, подтверждающей реальность договора, обеспечивается использованием в п. 1 ст. 583, п. 1 ст. 689, п. 1 ст. 807, п. 1 ст. 824, п. 1 ст. 1012 ГК РФ такого глагола, как "передает" (имеется в виду передача имущества).

Отнесение договора имущественного страхования к числу реальных или консенсуальных не имеет в конечном итоге, на наш взгляд, большого практического значения, так как положения гражданско-правовых норм о реальных и консенсуальных договорах блокируются положениями страхового законодательства (федеральными законами, Правилами о различных видах страхования), которые, опираясь на нормы ст. 957 ГК РФ о вступлении в силу договора страхования с момента уплаты страховой премии (ее части), закрепляют такое же правило в своих статьях, что имеет для сторон решающее значение.
В зависимости от того, являются ли договоры имущественного страхования реальными или консенсуальными, решается и вопрос об отнесении договора страхования к разряду односторонних или двусторонних. Если считать договор имущественного страхования консенсуальным, то получается, что одна сторона договора (страхователь) обязывается к уплате известного вознаграждения (страховой премии) и вправе затем требовать от страховщика при наступлении обусловленного договором страхового случая страхового возмещения, а другая сторона (страховщик) принимает на себя обязанность выплатить такое возмещение в предусмотренном законом и договором порядке, но в то же время наделено правом истребовать от страхователя своевременной уплаты страховой премии. Получается, что налицо присутствие встречного исполнения обязательств с определенным набором дополнительных прав, предусмотренных ст. 328 ГК РФ, причем в страховом обязательстве стороны поочередно уступают друг другу место кредитора в зависимости от стадии исполнения договора. До наступления страхового случая, как уже отмечалось, страховщик выступает в роли кредитора и вправе требовать от страхователя своевременного исполнения своих обязательств, а после наступления страхового случая уже страхователь вправе требовать выплаты страховой суммы.
Но в реальной юридической практике, когда, как было отмечено выше, договоры имущественного страхования приобретают юридическое значение (силу) лишь с момента уплаты страховой премии (первого взноса) (если иное не установлено договором), то превалируют реальные, а вместе с ними - односторонние договоры, и их встречное исполнение может быть применимо лишь при условии, если страховая премия выплачивается частями в виде отдельных страховых взносов в течение определенного договором времени и порядке. В данной ситуации встречным по отношению к обязательству страховщика выплатить страховое возмещение будет обязанность страхователя уплатить второй и все последующие страховые взносы.

По своему правовому содержанию (характеру) договоры имущественного страхования с участием граждан-страхователей (выгодоприобретателей) являются публичными договорами. Это обусловлено социально-экономической направленностью страхования, участием со стороны страховщика, оказывающего страховую услугу, коммерческой организации, призванной в силу своего правового статуса (специальной правосубъектности) и соответствующей лицензии оказывать именно такого рода услуги гражданам-потребителям и юридическим лицам.
Как известно, согласно общим положениям о договоре, публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.). Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ. В случаях, предусмотренных законом, Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.). Условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным п. п. 2 и 4 настоящей статьи, ничтожны (ст. 426 ГК РФ).
Изложенное применительно к договору имущественного страхования означает, что страховая организация, имеющая лицензию на право осуществления определенного вида страхования, обязана заключить договор с любым лицом, обладающим страховой правосубъектностью и пожелавшим заключить тот или иной вид договора имущественного страхования. При этом отказ страховщика при наличии реальных возможностей для осуществления своих страховых функций недопустим. В случае необоснованного уклонения страховой организации от заключения договора заявитель вправе обратиться в суд с требованиями о понуждении заключить договор и о возмещении возникших в результате необоснованного уклонения от заключения договора убытков. Страховщик обязан осуществлять страхование всех страхователей на одинаковых условиях того или иного вида страхования в соответствии с федеральными законами, а также правительственными Правилами, обязательными для сторон при заключении и исполнении публичного договора.
Так, к примеру, Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" указывает на то, что договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является публичным договором, а Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263, устанавливают, в частности, единый для всех страхователей - владельцев транспортных средств порядок исчисления страховых платежей, объект страхования, характер события, на случай наступления которого осуществляется страхование, минимальные размеры страховых сумм. Для договорного урегулирования страховых отношений характерно наличие стандартных Правил страхования, стандартных форм договоров (страховых полисов), определяющих условия договора страхования, условия самого страхования.

Пункт 1 ст. 943 ГК РФ предоставил правовую возможность принимать, одобрять или утверждать стандартные Правила отдельных видов страхования самим страховщикам либо их объединениям. В настоящее время существуют, например, Типовые (стандартные) правила страхования воздушных судов, утвержденные Всероссийским союзом страховщиков 9 сентября 1999 г., Правила страхования имущества физических лиц, Правила страхования средств автотранспорта, имущества юридических лиц, Правила страхования ответственности владельцев воздушных судов и авиаперевозчиков, Правила страхования ответственности оценщиков, Правила страхования ответственности таможенных перевозчиков, таможенных брокеров, Правила страхования ответственности аудиторов, Правила страхования ответственности регистраторов, Правила страхования ответственности за качество товаров, работ (услуг), Правила страхования гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварий на опасном производственном объекте. Все названные Правила также утверждены Всероссийским союзом страховщиков.

Рекомендательные нормы, содержащиеся в этих правилах, играют большую роль в регулировании договорных отношений в сфере имущественного страхования. Условия, содержащиеся в Правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре. При заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил. Страхователь (выгодоприобретатель) вправе ссылаться в защиту своих интересов на правила страхования соответствующего вида, на которые имеется ссылка в договоре страхования (страховом полисе), даже если эти правила в силу ст. 943 ГК РФ для него необязательны (п. п. 2 - 3 ст. 943 ГК РФ).
Судебно-арбитражная и судебная практика богата примерами применения обсуждаемых Правил при действии договоров имущественного страхования.
Так, между закрытым акционерным обществом "Гелио-Пакс" (страхователь) и ОАО "РЕСО-Гарантия" (страховщик) был заключен договор страхования средств автотранспорта. 13 июня 2003 г. произошло дорожно-транспортное происшествие и застрахованному автомобилю были причинены значительные повреждения. В связи с отказом страховщика выплатить страховое возмещение ЗАО "Гелио-Пакс" обратилось в суд с иском. Арбитражный суд Волгоградской области в иске отказал. Апелляционная инстанция указанное решение отменила и удовлетворила иск частично, взыскав в пользу истца лишь 429656 рублей. Кассационная инстанция оставила в силе постановление апелляционной инстанции. Спор между страховщиком и страхователем был связан с тем, что наряду с договором страхования отношения между сторонами по указанному договору (по мнению страховщика) регулировались также и Правилами страхования, утвержденными страховщиком. Согласно этим Правилам страхования в случае если стоимость восстановительного ремонта транспортного средства превышает 80% его действительной стоимости на момент заключения договора, выплата страхового возмещения должна производиться на условиях "полная гибель" (а не по фактическим затратам на восстановление автомобиля). По мнению страховщика, данные положения Правил страхования должны применяться и к спорному случаю. Страховщик настаивал на применении к спорным правоотношениям Правил страхования, в соответствии с которыми сумма подлежащего выплате страхового возмещения была бы ниже фактических затрат на ремонт автомобиля. Суд кассационной инстанции не согласился с доводами страховой компании, поскольку стороны в установленном порядке не согласовали применение Правил страхования, и удовлетворил иск в заявленном страхователем объеме. В своем определении суд кассационной инстанции указал по данному делу, что для того, чтобы Правила страхования стали обязательной составляющей договора страхования, страховщик и страхователь должны выполнить два условия, предусмотренные ст. 943 ГК РФ: во-первых, в договоре (страховом полисе) должно быть указано, что его неотъемлемой частью являются соответствующие правила страхования; во-вторых, записью в договоре страхования должно быть удостоверено, что Правила страхования вручены страхователю.
Как установил суд апелляционной инстанции в комментируемом случае, в договоре страхования отсутствовали данные о вручении страхователю Правил страхования. Это означало, что стороны не согласовали применение Правил страхования к спорным правоотношениям. В связи с этим суд пришел к выводу, что страховщик не может ссылаться на соответствующие пункты Правил, поскольку они не могут применяться к его отношениям со страхователем (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 апреля 2004 г. по делу N А12-15557/03-С54).

Таким образом, стороны не согласовали какого-либо особого порядка определения суммы страхового возмещения, подлежащего выплате при значительных (превышающих 80%) повреждениях автомобиля. Это означало, что при решении вопроса о сумме страхового возмещения страховщик должен был исходить из общих условий, связанных с возмещением убытков в застрахованном имуществе (в данном случае это ст. 15 ГК РФ). Иными словами, страховщик должен был возместить страхователю его фактические затраты в связи с причиненным автомобилю ущербом не выше действительной (страховой) стоимости самого автомобиля.
По другому изученному делу выяснилось, что страхователь обратился в арбитражный суд с иском к страховщику о выплате возмещения в связи с повреждением застрахованного автомобиля, на котором было установлено специальное оборудование. Свои требования истец обосновывал тем, что между сторонами был заключен договор страхования автомобиля на случай его повреждения при дорожно-транспортном происшествии. Страховщик выплатил возмещение за ремонт поврежденного автомобиля, но отказался возместить расходы по ремонту дополнительного оборудования. Полагая, что страховщик обязан возместить ему расходы в полном объеме на основании п. 2 ст. 929 ГК РФ, страхователь просил арбитражный суд взыскать с ответчика в его пользу разницу между суммой фактических затрат на ремонт и суммой возмещения, выплаченной страховщиком. Однако суд отказал в иске, указав при этом на следующее. Согласно п. 1 ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключался договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком или объединением страховщиков. Если стороны договора страхования не согласовали специальные требования в отношении застрахованного объекта, то это условие определяется стандартными правилами страхования. В Правилах страхования, которые были вручены страхователю при заключении договора одновременно со страховым полисом, указывалось, что оборудование, не предусмотренное заводской комплектацией и установленное на автомобиле дополнительно, считается застрахованным, если об этом будет достигнуто специальное соглашение сторон. Такое соглашение между сторонами отсутствовало. Таким образом, убытки, в отношении которых осуществлялось страхование, возмещены страховщиком в полном объеме (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

По другому делу спор между страхователем (обществом с ограниченной ответственностью "Эдельвейс") и страховщиком (закрытым акционерным обществом "НИКойл-Страхование") возник в связи с отказом последнего выплатить страховое возмещение в связи с наступившим страховым случаем. Отказ ответчика выплатить страховое возмещение был основан на признаках страхового случая (события), которые должны быть закреплены, по мнению ответчика, в договоре или Правилах страхования. В Правилах страхования, которые являлись на основании ст. 943 ГК РФ составной частью заключенного между сторонами договора в установленном законом порядке, и в самом договоре было отмечено, что страховым случаем признаются убытки, причиненные страхователю конкретными видами преступления (кража со взломом, хищение путем грабежа или разбойного нападения, умышленное уничтожение имущества путем совершения хулиганских действий и (или) актов вандализма). При этом Правила страхования разъясняли термин "кража со взломом" как тайное похищение застрахованного имущества путем проникновения в помещение с преодолением его конструкций (конструктивных элементов) посредством использования отмычек, поддельных ключей или иных технических средств (инструментов). Иными словами, Правила признавали страховым случаем не любую кражу застрахованного имущества, а лишь кражу имущества, совершенную определенным способом - с применением отмычек, преодолением препятствий. По исследуемому делу органы предварительного следствия и суд установили, что тайное хищение имущества, принадлежавшего обществу, было совершено из помещения ломбарда без взлома и применения каких-либо технических средств, т.е. не при тех обстоятельствах, наличие которых позволило бы сделать вывод о наступлении страхового случая, оговоренного договором и Правилами. Иными словами, событие, в результате которого имущество страхователя было похищено, не обладало всеми признаками, закрепленными Правилами добровольного страхования, являющимися неотъемлемой частью договора страхования, и не могло рассматриваться в конечном итоге страховым событием.
При таких обстоятельствах арбитражный суд указал, что совершенная кража не обладает всеми признаками, необходимыми для того, чтобы можно было отнести ее к числу страховых случаев, указанных в Правилах добровольного страхования, являющихся неотъемлемой частью договора. Поэтому суд обоснованно отказал в иске о взыскании страхового возмещения (Из Обзора практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа споров, вытекающих из договоров имущественного страхования (ст. 929 ГК РФ) (за май 2004 г. - январь 2005 г.)).

Определенный интерес вызывают судебно-арбитражные дела по применению Правил страхования, когда эти Правила не обязательны для страхователя в силу п. 2 ст. 943 ГК РФ, но к ним (Правилам) имеется отсылка в договоре страхования (страховом полисе). Указанный пункт ст. 943 ГК РФ подчеркивает, что страхователь (выгодоприобретатель) вправе ссылаться в таких случаях в защиту своих интересов на отдельные условия этих Правил.
Так, по одному из изученных дел выяснилось, что строительный подрядчик - страхователь обратился с иском к страховой компании о выплате страхового возмещения в связи с аварией на стройплощадке. Из материалов дела следовало, что между сторонами был заключен договор страхования имущества от строительно-монтажных рисков. На строительной площадке произошло движение грунта, вследствие чего была повреждена часть строящегося здания. Иск был заявлен по поводу возмещения затрат страхователя, произведенных им для устранения повреждений. Страховщик, возражая против искового требования, сослался на то, что в соответствии с Правилами страхования, на основании которых был заключен договор, убытки из-за перемещения грунта не подлежат возмещению, если об этом прямо не указано в полисе. В полисе на такую возможность не было указано, следовательно, произошедшая авария исключена из застрахованных рисков и страховой случай не наступил.
Суд обоснованно отказал в иске, ссылаясь на следующие обстоятельства. Договор страхования имущества от строительно-монтажных рисков был заключен между сторонами путем выдачи страховщиком полиса страхователю на основании его письменного заявления. В полисе содержалась оговорка о том, что договор заключен на условиях Правил страхования, утвержденных страховщиком. Отметка в полисе о вручении страхователю этих Правил отсутствовала. В тексте полиса и на его оборотной стороне Правил страхования также не имелось. В соответствии с п. 4 ст. 943 ГК РФ, при таких обстоятельствах Правила страхования не являются обязательными для страхователя, но страхователь вправе ссылаться на них в защиту своих интересов. Поэтому условиями договора страхования следует считать те положения Правил страхования, на которые сослался страхователь. Однако описание страхового случая, которое содержит указание на исключенные риски, является по своему смыслу единым положением, и на него можно ссылаться лишь в целом. Страхователь сослался на описание страхового риска, данное в Правилах страхования, поэтому при решении вопроса о том, наступил ли страховой случай, следует учитывать и исключения из страховых рисков, установленные в Правилах страхования (Из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

Согласно Условиям лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденным Приказом Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью от 19 мая 1994 г. N 02-02/08, Правила по видам страхования должны содержать определение круга субъектов страхования и ограничения по заключению договора страхования; определение объектов страхования; определение перечня страховых случаев, при наступлении которых возникает ответственность страховщика по страховым выплатам (основные и дополнительные условия); страховые тарифы; определение сроков страхования; порядок заключения договоров страхования и уплаты страховых взносов; взаимные обязательства сторон по страховому договору и возможные случаи отказа в выплате по договорам страхования; порядок рассмотрения претензий по договору страхования. К Правилам страхования должны быть приложены образцы форм договоров страхования и страховых свидетельств (полисов, сертификатов) (п. 4.1.5).

Являясь в сущности договором частноправового характера, договор имущественного страхования тяготеет и к источникам публичного права, что дает ученым некоторую надежду считать страховое право институтом публичного права. Так, еще в XIX веке О.А. Ноткин предлагал отнести страховой договор к предмету регулирования полицейского (административного) права.

Однако договорные формы, обслуживающие имущественные интересы граждан и юридических лиц на основе равенства участников договорных отношений, свободы договора, беспрепятственного осуществления гражданских прав, неприкосновенности собственности, недопустимости произвольного вмешательства в частную деятельность, не могут не быть элементами гражданского (частного) права. Безусловно, являясь классическим представителем частного права, гражданское право, как отрасль системы российского права, одновременно содержит и публично-правовые нормы, ибо нет в мире "чистых" частноправовых отраслей и публично-правовых отраслей. Отдельные исследователи насчитывают очень большое количество публично-правовых норм в Гражданском кодексе РФ, а императивные нормы в отдельных разделах ГК РФ даже превалируют над диспозитивными нормами. Одной из таких публично-правовых норм и является правовая норма о публичном договоре. Присутствие норм публичного характера в источниках частного права свидетельствует о современной мировой тенденции смешивания (прописки) норм частного и публичного характера в одном и том же источнике права с целью всестороннего, гармоничного урегулирования общественных отношений при максимальном соблюдении принципа защиты законных прав и интересов участников этих отношений, в особенности слабой стороны при наличии предпринимательских договорных отношений. Можно сказать, что в действующем Гражданском кодексе России достигнут разумный компромисс между частноправовым регулированием и необходимыми рамками государственного (публично-правового) вмешательства в имущественный оборот, обязательственные правоотношения.

Публично-правовой характер договоров имущественного страхования, особый интерес государства к страховым отношениям выражается не только в создании правительственных Правил, стандартов страхования, но и отражается на специфике источников страхового законодательства, устанавливает государственный контроль в лице соответствующих государственных органов за страховой деятельностью, включая соблюдение порядка заключения и исполнения договора страхования.
Вопросы имущественного страхования различных видов содержат в себе такие, в частности, Федеральные законы, как Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г., упоминавшийся Закон об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, Закон "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" от 23 декабря 2003 г., Воздушный кодекс РФ (Федеральный закон от 19 марта 1997 г. N 60-ФЗ), Закон от 21 июля 1997 г. "О промышленной безопасности опасных производственных объектов".

Большую роль в регулировании страховых отношений в нашей стране (помимо отдельных федеральных законов об отдельных видах имущественного страхования) играет такой публично-правовой источник страхования, как Закон РФ от 27 ноября 1992 г. "Об организации страхового дела в Российской Федерации", действующий в настоящее время с существенными изменениями, но регулирующий важные организационные и иные отношения в сфере страхования, включая обеспечение финансовой стабильности страховой деятельности страховщиков, государственного надзора за этой деятельностью, лицензирование страховой деятельности.

Примечание. В силу ст. 4 Федерального закона от 26 января 1996 г. "О введении в действие части второй Гражданского Кодекса РФ" (СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411) Закон о страховании действует в части, не противоречащей части второй ГК РФ, и для регулирования договорных отношений применяется в субсидиарном порядке наряду с Гражданским кодексом и иными источниками страхового законодательства.

Названный Закон требует от страховщиков полной оплаты уставного капитала, устанавливает его минимальный размер в зависимости от объектов страхования, возлагает на страховые организации публичные обязанности по соблюдению финансовой устойчивости в части формирования страховых резервов, состава и структуры активов, принимаемых для покрытия страховых резервов, квот на перестрахование, нормативного соотношения собственных средств страховщика и принятых обязательств, состава и структуры активов, принимаемых для покрытия собственных средств страховщика, выдачи банковских гарантий (ст. 25), определяет условия и порядок лицензирования страховой деятельности (ст. 32).
30 июня 2004 г. Правительство РФ утвердило Положение о Федеральной службе страхового надзора, согласно которому Федеральная служба страхового надзора, находящаяся в ведении Министерства финансов РФ, осуществляет совместно со своими территориальными органами контроль и надзор за соблюдением субъектами страхового дела страхового законодательства; за обеспечением страховщиками их финансовой устойчивости и платежеспособности в части формирования страховых резервов, состава и структуры активов, принимаемых для покрытия страховых резервов, квот на перестрахование, нормативного соотношения собственных средств страховщика и принятых обязательств; составом и структурой активов, принимаемых для покрытия собственных средств страховщика; принимает решения о выдаче или отказе в выдаче, аннулировании, ограничении, приостановлении, возобновлении действия и отзыве лицензий субъектам страхового дела, за исключением страховых актуариев; проводит аттестацию страховых актуариев; ведет единый государственный реестр субъектов страхового дела и реестр объединений субъектов страхового дела; получает, обрабатывает и анализирует отчетность и иные сведения, предоставляемые субъектами страхового дела; обращается в случаях, предусмотренных законом, в суд с исками о ликвидации субъекта страхового дела - юридического лица или о прекращении субъектом страхового дела - физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя; обобщает практику страхового надзора, разрабатывает и представляет в установленном порядке предложения по совершенствованию страхового законодательства, регулирующего осуществление страхового надзора; дает согласие на замену страховщика по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств; публикует информационные материалы по правоприменительной практике в установленной сфере деятельности, справочные и иные материалы по вопросам, отнесенным к компетенции Службы, выполняет иные, предусмотренные Положением функции.
С целью реализации полномочий в установленной сфере деятельности Федеральная служба страхового надзора имеет право организовывать проведение необходимых исследований, испытаний, экспертиз, анализов и оценок, включая научные исследования, по вопросам осуществления надзора в установленной сфере деятельности; запрашивать и получать сведения, необходимые для принятия решений по вопросам, отнесенным к компетенции Службы; давать юридическим и физическим лицам разъяснения по вопросам, отнесенным к компетенции Службы; привлекать в установленном порядке для проработки вопросов, отнесенных к установленной сфере деятельности Службы, а также для участия в проведении проверок деятельности субъектов страхового дела научные и иные организации, ученых и специалистов; применять предусмотренные законодательством РФ меры ограничительного, предупредительного и профилактического характера, направленные на недопущение и (или) ликвидацию последствий, вызванных нарушением юридическими лицами и гражданами обязательных требований в установленной сфере деятельности, с целью пресечения фактов нарушения законодательства РФ; создавать совещательные и экспертные органы (советы, комиссии, группы, коллегии) в установленной сфере деятельности (Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 330 "Об утверждении Положения о Федеральной службе страхового надзора").

Публично-правовой характер гражданско-правового договора имущественного страхования проявляется и в порядке его заключения: зачастую заключение такого договора происходит в форме договора присоединения (ст. 428 ГК РФ). Не случайно в п. 3 ст. 940 ГК РФ отмечено, что страховщик при заключении договора страхования вправе применять разработанные им или объединением страховщиков стандартные формы договора (страхового полиса) по отдельным видам страхования.
Правовая конструкция договора имущественного страхования может строиться на основе договора в пользу третьего лица, и, не будучи стороной такого договора, связывающего страхователя и страховщика, выгодоприобретатель (бенефициар) тем не менее приобретает право требовать исполнения обязательства в свою пользу (ст. 430 ГК РФ).

Примечание. Помимо страхового договора фигура бенефициара (выгодоприобретателя) имеется и в договоре доверительного управления имуществом (гл. 53 ГК РФ), в договоре банковского вклада в пользу третьих лиц, когда общие правила о договоре в пользу третьего лица применяются к договору банковского вклада в пользу третьего лица, если это не противоречит правилам ст. 842 ГК РФ и существу банковского вклада (п. 3 ст. 842 ГК РФ).

Согласно ст. 430 ГК РФ договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора. В случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.
Исходя из содержания этой статьи, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский обоснованно делают вывод о том, что для договора в пользу третьего лица характерны по крайней мере три элемента: 1) третье лицо всегда противостоит в качестве кредитора одной из сторон первоначального договора; 2) первоначальный договор в принципе создает у третьего лица права, а не обязанности; 3) при отказе третьего лица от выговоренного права его обычно может осуществить сам контрагент, выступающий в роли кредитора.

Ученые пишут, что для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве, необходимы, по общему правилу, два юридических факта: заключение соответствующего договора и изъявление третьим лицом согласия принять выговоренное в его пользу право; в договорах страхования третье лицо должно выразить свою волю после наступления страхового случая. До завершения указанного юридического состава (получения согласия третьего лица на осуществление предоставленного ему права) контрагент может менять содержание договора; правом изменять некоторые пункты договора обладает и страхователь.

Гражданско-правовой договор имеет место как при добровольном имущественном страховании, так и при обязательном страховании.
С целью более тщательного выявления правовой природы договора имущественного страхования следует остановиться на его отличиях от иных (смежных) договоров.
Будучи разновидностью алеаторной (рисковой) сделки, договор имущественного страхования все же отличается от алеаторных сделок в виде игр и пари (гл. 58 ГК РФ). Различие между ними состоит в том, что наступление страхового события обладает элементами риска в особенности для страхователя, но заключение договора страхования производится как в интересах страхователя, так и в интересах страховщика, т.е. их интересы - солидарны, взаимовыгодны и следуют в одном направлении. При проведении же игр, пари обязательно выигрывает один, а проигрывает другой участник этих мероприятий, т.е. их интересы, так же как и интересы организаторов этих игр (пари), - противоположны. Сама цель, мотивы, предмет, название договора игр (пари) свидетельствуют о намерении сторон участвовать в играх, пари развлекательного характера, возможных принести какую-либо прибыль, обогатиться за счет другого, в то время как страхователь заключает договор не с целью поиграть, удовлетворить свое любопытство, пристрастие, почувствовать азарт, испытать соответствующее удовольствие, получить определенный психологический комфорт и, возможно, денежный выигрыш, а создать с помощью страхового договора правовую возможность компенсации возможных в будущем имущественного вреда или имущественных лишений, способных возникнуть в результате объективного уничтожения (повреждения) имущества страхователя или привлечения его к договорной или деликтной ответственности.
К.П. Победоносцев очень проницательно в связи с этим писал: "Во втором случае (при пари, играх. - Ю.А.) стороны создают для себя в деле искусственный интерес, придумывая такие случаи, которые и не имели бы места, без особого согласия, или придавая случайным, иногда совсем незначительным или ничтожным событиям особое, по условию значение. Таковы договоры об игре и о закладе (пари)... игра становится азартною".

Заранее, до наступления страхового события при заключении договора страхования известно лицо (страхователь, выгодоприобретатель), получающее выгоду при наступлении этого события, в то время как при проведении игр (пари) конкретный выгодоприобретатель, участвовавший в игре (пари), неизвестен до самого последнего момента окончания игр (пари) и подведения итогов их проведения. По этому поводу К.П. Победоносцев писал: "...при заключении его (рискового договора. - Ю.А.) совершенно неизвестно, которая сторона в конечном результате выиграет, получит выгоду".

Требования, возникающие из последнего вида сделок не подлежат судебной защите, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр (пари), а также требований, указанных в п. 5 ст. 1063 (ст. 1062 ГК РФ), в то время как права участников страхового правоотношения подлежат судебной защите в установленном законом порядке.
В какой-то мере договор имущественного страхования напоминает договор поручительства, при котором обязательство поручителя может возникнуть для последнего, а может и не возникнуть: все зависит от исполнения основного обязательства основным должником. Иными словами, неисполнение основным должником возложенного на него договором обладает признаками вероятности. Однако это неисполнение не обладает признаками случая, не зависимого от воли человека, вернее, неисполнение основным должником своего обязательства не является событием, аналогичным страховому событию (случаю): для последнего характерна случайность, не связанная с активной деятельностью человека, в то время как неисполнение договора основным должником зачастую связано с его активными целенаправленными и даже виновными действиями (бездействием). Более того, если набор самих страховых случаев (событий) весьма разнообразен, то фактически единственным основанием ответственности поручителя является неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих обязанностей основным должником.
Если страховые договорные обязательства являются основными, то обязательства, вытекающие из договора поручительства, - дополнительные, акцессорные, вступающие в действие, как уже отмечалось, в связи с неисполнением (ненадлежащим исполнением) основного обязательства основным должником. В силу своей акцессорности отношения поручительства возникают в целях обеспечения исполнения основного обязательства поручителем, и недействительность основного обязательства влечет за собой недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства в виде соглашения о поручительстве, и с прекращением основного обязательства прекращается и дополнительное обязательство, вытекающее из акцессорного договора поручительства. При переходе прав кредитора по основному обязательству другому лицу обеспечительное обязательство (поручительство) следует судьбе основного обязательства, недействительность обеспечительного обязательства не влечет за собой недействительность основного обязательства. Если права и обязанности участников страхового правоотношения возникают с момента вступления в действие страхового договора, то права и обязанности сторон договора поручительства возникают не с момента заключения данного договора, а с момента возникновения обеспечиваемого обязательства.

Кроме того, обязательство поручителя является солидарным, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность (п. 1 ст. 363 ГК РФ), в то время как обязательство страховщика - основное. Поручителем может выступать обычное физическое лицо (на безвозмездной основе) или коммерческая организация, не обладающей лицензией, а страхование может осуществлять только профессиональный страхователь (коммерческая организация), индивидуальный предприниматель, имеющие для осуществления такого рода платной деятельности соответствующую лицензию.
Есть некоторые сходные с договором имущественного страхования черты, имеющиеся у договора хранения, выражающиеся в надлежащем сохранении (хранении) застрахованного имущества. Но при функционировании договора хранения хранимая вещь передается для хранения хранителю (ст. 886 ГК РФ), в то время как застрахованное имущество остается у страхователя. Целью договора хранения является сбережение (сохранение) вещи, а целью страхового договора - возмещение возможных (эвентуальных) убытков, вызванных гибелью (повреждением) вещи, несением договорной или деликтной ответственности перед другими лицами. Исполнителем услуги по договору хранения выступает хранитель, у которого находится вещь на сохранении, а в страховом договоре услугу оказывает страховщик, но у него застрахованная вещь не находится, и обязанности по сбережению застрахованного имущества возложены на страхователя (собственника или законного владельца вещи). Если объектом хранения выступают вещи, ценные бумаги, деньги, то объектами имущественного страхования являются имущественные интересы, связанные не только с владением, пользованием и распоряжением имуществом, но и с обязанностью возместить причиненный другим лицам вред, страхование предпринимательских рисков. Если хранение может быть как возмездным, так и безвозмездным договором, то договор имущественного страхования - только возмездным.
Так же как и договоры займа (ст. 807 ГК РФ), договоры имущественного страхования в большинстве своем реальные договоры, но могут быть в определенных случаях и консенсуальными, в то время как консенсуальными выступают не договоры займа, а кредитные договоры (ст. 819 ГК РФ). Договор займа предполагает возврат заимодавцу аналогичной денежной суммы, полученной заемщиком в долг, что является обязательным (императивным, существенным) условием договора. По договору же имущественного страхования страховое возмещение выплачивается лишь при наступлении страхового случая (события). К тому же, в отличие от договора займа, размер страхового возмещения становится окончательно известным лишь с наступлением страхового случая.

 

Оглавление Имущественное страхование: теория и судебная практика



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности