Имущественное страхование от умышленных действий

 

Одной из острых проблем современного российского страхового права является вопрос имущественного страхования на случай убытков, возникших в результате умышленных действий страхователя или выгодоприобретателя. Соответствует ли такое страхование сути отношений по имущественному страхованию, как такое страхование соотносится с базовыми институтами страхования?
В Российской Федерации страхование умысла встречается в нормах об обязательном страховании ответственности. В качестве обоснования такого страхования говорят о его "социальной значимости", необходимости повышенной защиты интересов потерпевших.
Судебная практика распространила возможность страхования на случай убытков от умысла не только на обязательное, но и на все виды страхования. Данный подход отражен, в частности, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года, утвержденном Президиумом ВС РФ 10 октября 2012 г.  (далее - Обзор).

В соответствии с п. 6 Обзора такие действия, как умысел страхователя, выгодоприобретателя, а в случаях, предусмотренных законом, их грубая неосторожность, в результате которых наступил страховой случай, могут вести к освобождению страховщика от выплаты страхового возмещения (ст. 963 ГК РФ), но не могут служить основанием к отказу в признании произошедшего события страховым случаем.
Вряд ли можно согласиться с таким подходом законодателя и судов.
В позиции ВС РФ содержится внутреннее противоречие. В п. 6 Обзора говорится о том, что по смыслу ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон о страховании) событие, на случай которого осуществляется рисковое страхование, обусловливается независимостью его наступления от воли участников страхового правоотношения (страховщика, страхователя, выгодоприобретателя). В этой связи возникает вопрос: могут ли умышленные действия не зависеть от воли совершающего эти действия лица (в данном случае - страхователя, выгодоприобретателя)? Представляется, что действия, совершенные умышленно, невозможны без желания их совершить, т.е. без воли лица. Получается, что ВС РФ, с одной стороны, не сомневается, что страховой случай не должен зависеть от воли лица (т.е. подтверждается исключительно рисковый характер имущественного страхования), с другой - ВС РФ не признает, что умышленные действия страхователя, выгодоприобретателя не являются рисковыми. Думается, ВС РФ невольно совместил несовместимое.

Исходя из позиции ВС РФ, возможно следующее. Например, застрахован дом на случай гибели в результате пожара, возникшего по указанным в договоре страхования причинам, которые должны иметь (исходя из содержания понятия страхового риска) неожиданный характер. Если страхователь умышленно сожжет дом, то, как считает ВС РФ, событие должно считаться страховым случаем. Соответственно, в такой ситуации страхователь реализует свое желание уничтожить дом, но при этом указанные умышленные действия должны быть совершены помимо воли страхователя, поскольку, как указано в Обзоре, наступление события не должно зависеть от воли лица. Понять это сложно.
Возможно, спорная позиция ВС РФ по вопросу о страховании умысла порождена существующей путаницей в действующем законодательстве по этому вопросу. Статья 963 ГК РФ также фактически признает возможность такого страхования. В соответствии с п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 и 3 этой статьи. Речь в данной норме идет об освобождении от выплаты, из чего следует, что страховой случай в такой ситуации возможен, но выплату страховщик вправе не производить. Это положение отражено и в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 30 января 2013 г.

Представляется, что вопрос о страховании от убытков в результате умышленных действий требует тщательной дополнительной проработки, исходя из приоритета тех базовых институтов, которые являются основой системы страхования. В противном случае страховое право все меньше будет представлять собой систему, которая действует на определенных базовых принципах.
Страхование умысла появилось, как сказано выше, в нормах обязательного страхования. Так, в соответствии с п. 9 ст. 24.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему убытки арбитражному управляющему, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, в том числе в случае, если убытки причинены вследствие умышленных действий или бездействия арбитражного управляющего, выразившихся в нарушении им требований данного Федерального закона, других федеральных законов или иных нормативных правовых актов Российской Федерации либо федеральных стандартов или стандартов и правил профессиональной деятельности.

Аналогичные положения содержатся и в иных законах об обязательном страховании.
Пункт 1 ст. 14 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" предусматривает, что страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего.

Подпункт 1 п. 1 ст. 19 Федерального закона от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном" говорит, что у страховщика, выплатившего страховое возмещение, возникает регрессное требование к перевозчику, причинившему возмещенный страховщиком вред при наступлении страхового случая вследствие умысла перевозчика, причинившего возмещенный страховщиком вред.

В то же время обязательное страхование осуществляется на основании базовых институтов страхования, которые определены в общих для всех страховых отношений нормах.
Определение страхования дано в п. 1 ст. 2 Закона о страховании, в соответствии с которым страхование - это отношения по защите интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков. Соответственно, целью страхования является защита интересов конкретных субъектов при условии возникновения определенной ситуации - наступления страхового случая.
В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона о страховании страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.
Страховой случай неразрывно связан со страховым риском - это "реализация" страхового риска.
В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона о страховании страховой риск - это предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Имущественное страхование, как следует из п. 2 ст. 929 ГК РФ, связано с ситуациями, в которых всегда присутствует риск. Оценка вероятности наступления события, т.е. оценка страховых рисков, - это основная часть работы страховщиков (п. 2 ст. 6 Закона о страховании). От правильной оценки рисков зависят убыточность страхования и в конечном счете финансовая устойчивость страховщика.
Рисковый, вероятностный характер событий, на случай наступления которых осуществляется имущественное страхование, является главным условием имущественного страхования. Если нет риска, то имущественное страхование невозможно. При этом риск существует только в случае, когда страхователь не знает, наступит событие или нет. Наступление таких событий не связано с волей страхователя (что подтверждает и ВС РФ). Более того, в имущественном страховании такое событие является для страхователя нежелательным, оно влечет для него убытки, на случай возникновения которых и осуществляется страхование. Имущественное страхование осуществляется с целью возложить на страховщика возмещение убытков, наступления которых страхователь не желает. Если страхователь умышленно причиняет убытки, т.е. желает их возникновения, то такое страхование утрачивает главное - свою сущность как деятельность, направленную на возмещение страхователю нежелательных и неожиданных убытков.
В умышленных действиях не может быть риска. Умысел и риск несовместимы. Можно ли оценить страховой риск в случае, если решение "создавать" страховой случай или нет может принимать страхователь? Умышленные действия не имеют вероятностного характера, они полностью зависят от воли страхователя. Оценка страхового риска при страховании умысла теряет смысл, поскольку оценивать нечего: риска в ситуации с умыслом нет.
Однако указанные выше нормы об обязательном страховании входят в полное противоречие с таким базовым институтом страхования, как страховой риск.
Если говорить о таком институте, как страховой интерес, то при страховании умысла с применением данного института возникает полная правовая путаница. Страховой интерес является в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 942 ГК РФ существенным условием договора страхования. Страхование - это отношения по защите имущественных интересов. При этом эти защищаемые страхованием интересы должны быть правомерными. Пункт 1 ст. 928 ГК РФ содержит императивное положение о том, что страхование противоправных интересов не допускается. В этой связи возникает вопрос: как при страховании ответственности можно квалифицировать умышленное причинение вреда третьим лицам, в том числе вред жизни? Последнее - это не что иное, как умышленное убийство. Получается, что страхование умысла может покрывать имущественные "интересы" страхователя, связанные с его убытками, возникшими в результате совершенного им умышленного убийства!? Но что тогда считать противоправным интересом страхователя, если не такой "страховой интерес"? Получается, что по логике указанных выше законов возможна страховая защита "имущественных интересов" лица, умышленно совершающего преступление, например разбойное нападение? То есть перед выходом "на дело" такое лицо может застраховаться на случай убытков, возникших у него в результате преступления? Вряд ли тезис о "социальной значимости" страхования от умышленных убытков может служить основательным оправданием указанной правовой коллизии.
Важность укрепления и развития финансовой системы не вызывает сомнений. Страхование является частью данной системы, при этом роль страхования постоянно возрастает. О необходимости более динамичного развития страхования говорит многое. В этих целях требуется создание целостной, основанной на базовых принципах системы. В связи с этим требуется устранить указанные правовые коллизии.

Август 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности