Ответственность сторон по договору имущественного страхования

 

При освещении вопроса о гражданско-правовой (имущественной) ответственности сторон за неисполнение (ненадлежащее исполнение) взятых на себя договорных обязательств в сфере имущественного страхования, необходимо подчеркнуть, что ответственность сторон по договору имущественного страхования реализуется в полном соответствии с нормами гл. 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств, и может проявляться в формах возмещения убытков, взыскания неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда. Не следует смешивать возмещение убытков как способа защиты нарушенных гражданских прав (ст. 12 ГК РФ), как формы гражданско-правовой (имущественной) ответственности сторон за неисполнение (ненадлежащее исполнение) договорных обязательств с выплатой страхового возмещения за возникшие у страхователя убытки, являющиеся объектами страхования. К первой группе убытков можно отнести, например, расходы, понесенные страхователем для производства оценки (экспертизы) по определению размера причиненного ущерба имуществу страхователя, если страховщик отказывается платить страхователю страховое возмещение или если сам страхователь не согласен с суммой начисленного страхового возмещения.
П.В. Сокол привел пример разновидностей убытков такого рода, когда из-за несвоевременной выплаты страхового возмещения за уничтоженное (поврежденное) застрахованное имущество страхователь вынужден был использовать чужое (арендуемое) имущество вместо уничтоженного (поврежденного) своего имущества.

Страховое законодательство не содержит законной неустойки как формы ответственности сторон за нарушение условий договора имущественного страхования, однако стороны могут предусмотреть (по крайней мере гипотетически) нормы о своей ответственности в виде договорной неустойки в самом договоре (В соответствии с положениями п. 1 ст. 394 ГК РФ при наличии договорной неустойки убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка)).

Примечание. Первоначальная редакция Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации", действовавшая до 5 января 1998 г., предусматривала гл. 2 "Договор страхования", посвященную, в частности, и вопросам ответственности сторон. Одним из механизмов гарантии прав страхователя, обеспечивающих исполнение страхового обязательства, являлась установленная ст. 17 Закона неустойка в виде штрафа. Ее размер составлял 1% от суммы страховой выплаты за каждый день просрочки исполнения обязанности по выплате страхового возмещения.

Возложенное на страховщика обязательство выплатить страховое возмещение относится к числу денежных обязательств, что позволяет страхователю просить у суда взыскания с ненадлежащего страхователя процентов за несвоевременную выплату (невыплату) страхового возмещения на основе ст. 395 ГК РФ. Такое же право возникает в свою очередь у страховщика при несвоевременной уплате страховых взносов страхователем. Действительно, страховые правоотношения являются разновидностью товарно-денежных отношений: страхователь выплачивает страховщику страховую премию (в денежном виде) как плату за страховую защиту, за оказание страховой услуги, а страховщик, в свою очередь, оказывает страхователю услугу в виде выплаты последнему страхового возмещения в денежном виде при наступлении соответствующего страхового случая. Согласно п. 3 ст. 10 Закона об организации страхового дела в Российской Федерации страховая выплата - это денежная сумма, установленная законом (договором), выплачиваемая страховщиком страхователю (выгодоприобретателю). Правда, договором страхования может быть предусмотрена замена денежной выплаты предоставлением страховщиком иного (аналогичного) имущества, оказанием услуг по восстановлению поврежденного имущества силами (средствами) страховщика (Пункт 4 ст. 10 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации"), но это исключение не опровергает общий принцип возмездности, эквивалентности, денежности страховых обязательств.

Следует отметить, что большую роль в правильном применении этой формы ответственности играет совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского Кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами".

Так, по одному из изученных дел выяснилось, что 12 ноября 1998 г. между ОАО "Росгосстрах-Москва" и ЗАО "Стройпрогресс-1" был заключен договор имущественного страхования, в соответствии с которым при наступлении страхового случая (кражи транспортного средства) выплата страхового возмещения (страховой суммы) производится страховщиком, заключившим договор страхования, в трехдневный срок (не считая выходных и праздничных дней) после получения всех необходимых для принятия решения документов. За каждый день задержки страховой выплаты по вине страховщика страхователю выплачивается штраф в соответствии с действующим законодательством (п. 7.16 Правил добровольного страхования автомототранспортных средств). 11 сентября 1999 г. застрахованный автомобиль КамАЗ был похищен из гаража. Факт кражи автомобиля был зарегистрирован в отделе внутренних дел "Печатники" Юго-Западного административного округа г. Москвы. По факту кражи автомобиля следственными органами было возбуждено уголовное дело, производство по которому было приостановлено. Страхователь уведомил страховщика о наступлении страхового случая своевременно, однако страховщик длительное время не выполнял свои обязательства по выплате в пользу страхователя страхового возмещения. Страхователь (закрытое акционерное общество "Стройпрогресс-1") обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к страховщику (открытому акционерному обществу "Росгосстрах-Москва") о взыскании 69795 рублей страхового возмещения по договору страхования и 31937 рублей процентов за просрочку его выплаты. Однако арбитражный суд отказал в иске в части взыскания процентов за просрочку выплаты страхового возмещения, ссылаясь на отсутствие у ответчика денежного обязательства перед истцом.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ вполне обоснованно отменил решение суда в этой части, указав при этом, что в соответствии со ст. 929 ГК РФ выплата страхового возмещения является денежным обязательством, за несвоевременное исполнение которого применяется ответственность, предусмотренная ст. 395 ГК РФ (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 2001 г. N 2795/01).

По другому делу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ также сделал вывод о том, что обязательство страховщика по выплате страхового возмещения является денежным и за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) страховщик несет ответственность на основании ст. 395 ГК РФ. Фабула этого дела выглядела следующим образом.
Страхователь обратился в арбитражный суд с иском к страховщику о взыскании процентов на основании ст. 395 ГК РФ за просрочку выплаты страхового возмещения. Решением суда первой инстанции в иске было отказано, так как исходя из положений ст. 929 ГК РФ выплата страхового возмещения является не денежным обязательством, а возмещением убытков страхователя. Ответственность по ст. 395 ГК РФ подлежит применению исключительно в отношении денежных обязательств. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено, иск правомерно удовлетворен по следующим основаниям. Пунктом 1 ст. 929 ГК РФ предусмотрено, что по договору имущественного страхования страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить причиненные вследствие этого события убытки (выплатить страховое возмещение). Таким образом, обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре. За просрочку исполнения денежных обязательств согласно ст. 395 ГК РФ начисляются проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом или договором.

Страховщик, уплативший страхователю проценты за просрочку выплаты страхового возмещения, не вправе требовать их в порядке суброгации от лица, ответственного за причиненный страхователю вред. Такой вывод Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ сделал по следующему делу.
Страховщик, выплативший страхователю по решению суда страховое возмещение и проценты за просрочку его выплаты, обратился в суд с иском к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком. В цену иска были включены и проценты, уплаченные страховщиком страхователю. Суд отказал в иске в части процентов, правомерно руководствуясь следующим. В силу ст. 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки. Лицо, ответственное за убытки, возмещенные в результате страхования, не отвечает за просрочку, допущенную страховщиком. Таким образом, страхователь не имеет права требовать от лица, ответственного за вред, уплаты процентов за просрочку страховщика, несвоевременно выплатившего возмещение. Поэтому такое право не может перейти в порядке суброгации. Проценты были выплачены страховщиком из-за несвоевременного исполнения им собственного обязательства перед страхователем и не могут быть взысканы в порядке суброгации.

Более спорным вопросом на сегодняшний день остается проблема компенсации морального вреда, причиненного гражданам-страхователям в результате ненадлежащего исполнения (неисполнения) страховщиком своих договорных обязательств перед страхователем. Решение этого вопроса зависит от того, являются ли страхователи-граждане потребителями в контексте, изложенном Законом РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" (в ред. Федерального закона от 9 января 1996 г.), так как ст. 15 этого Закона позволяет применять правовую конструкцию компенсации морального вреда не только в случае нарушения личных неимущественных прав гражданина, но и при моральном вреде, вызванном нарушением всех прав потребителя (включая и имущественные), предусмотренных Законом о защите прав потребителя, включая право на получение качественной услуги, оказываемой профессионалом-исполнителем на договорной основе. Как известно, названный Закон регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, - с другой стороны. В то же время, ни Закон о защите прав потребителей, ни Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" не упоминают среди потребительских договоров договор имущественного страхования с участием граждан.

По нашему мнению, отношения, возникающие из договора страхования, между страховщиком и страхователем-гражданином, страхующим свое имущество, ответственность за причинение вреда не в связи с предпринимательской деятельностью, регулируются Законом о защите прав потребителей. То обстоятельство, что Закон о защите прав потребителей или соответствующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ не упоминают конкретно о страховых услугах, оказываемых гражданам-потребителям в потребительских целях, вовсе не означает, что эти виды общественных отношений не подпадают под защиту этого Закона. Представляется, что исследуемые виды отношений, связанные с оказанием страховых услуг гражданам для удовлетворения их домашних, семейных, бытовых потребностей, можно в полной мере считать потребительскими. Закон о защите прав потребителей дает общее определение понятия "потребитель", не запрещающее в принципе включение в это понятие и граждан, получающих страховые услуги для удовлетворения своих непредпринимательских нужд. Страховщик, получая страховое возмещение, не извлекает из этого факта какую-либо прибыль, а компенсирует понесенные им от наступления страхового случая убытки. Следует заметить, что практика распространения норм Закона о защите прав потребителей в отношении все новых и новых категорий граждан-потребителей, к примеру граждан-вкладчиков, граждан-участников долевого строительства, получает свое энергичное положительное развитие. Судебная практика может выбрать по этому вопросу единое правильное направление в масштабах всей страны, которое в дальнейшем может получить соответствующую поддержку в разъяснениях Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, что будет способствовать судебной защите законных прав и интересов наших граждан. Однако на сегодняшний день, к сожалению, судебная практика бедна примерами должного применения норм о компенсации морального вреда в отношении граждан-страхователей, участников договора имущественного страхования.
Как известно, согласно ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица.
Так, по одному из изученных дел выяснилось, что предприниматель без образования юридического лица М. обратился к ООО Страховая компания "Наста-Центр" с иском о взыскании 1000000 рублей страховой выплаты и 201700 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами. Из материалов дела было видно, что между сторонами был заключен договор страхования воздушных судов. Объектом страхования являлся имущественный интерес предпринимателя, связанный с владением, пользованием, распоряжением судном, вследствие повреждения (уничтожения) средства воздушного транспорта. Страховыми случаями были определены гибель воздушного судна, пропажа его без вести, повреждения, происшедшие по любым причинам внезапного и непредвиденного характера. 11 мая 2002 г. во время проведения авиахимических работ самолет разбился. Страховщик отказался выплачивать страховое возмещение, ссылаясь на грубую неосторожность страхователя. Суд удовлетворил иск, исходя из факта наступления страхового случая, предусмотренного договором страхования, отсутствия оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Суд исследовал и оценил должным образом доводы ответчика о наличии в действиях страхователя грубой неосторожности, выразившейся в осуществлении авиахимических работ без соответствующей лицензии; в пилотировании при отсутствии системы управления воздушным движением и без метеообслуживания; в пилотировании судна лицом, не имеющим на это прав. В результате исследования суд пришел к обоснованному выводу о том, что указанные действия страхователя не повлекли наступления страхового случая, поэтому не могут расцениваться как умышленные или грубо неосторожные действия, являющиеся основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

По другому исследованному делу выяснилось, что малое предприятие "Аталекс" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к государственной страховой фирме "Стинвест" о взыскании страхового возмещения. Суд удовлетворил иск, исходя из доказанности факта наступления страхового случая и отсутствия умышленных действий страхователя, направленных на наступление страхового случая. До обращения в суд по договору имущественного страхования истец застраховал у страховщика (ответчика) на случай пожара торговую палатку и имущество, находящееся в палатке. В период действия договора торговая палатка и находившиеся в ней контейнер для хлеба, прилавок и продукты сгорели. Суд удовлетворил заявленный иск. Однако заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ принес на состоявшееся решение суда протест, в котором предлагалось отменить решение суда и отказать в иске малому предприятию, поскольку согласно письму управления Государственной противопожарной службы самовольное подключение торговой палатки к электросети жилого дома и возникновение пожара в месте пересечения электроснабжения и кровли свидетельствовали о возникновении пожара по вине владельца палатки. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не нашел оснований для отмены судебного решении, указав при этом следующее. Законом РФ "О страховании" страховщикам предоставлено право при необходимости запрашивать сведения, связанные со страховым случаем у организаций, располагающих информацией об обстоятельствах страхового случая, а также самостоятельно выяснять причины и обстоятельства страхового случая. Наступление страхового случая подтверждено актом органов пожарного надзора и актом, составленным представителями страхователя и страховщика. Доказательств совершения страхователем умышленных действий, направленных на наступление страхового случая, либо сообщения страховщику заведомо ложных сведений об имуществе или обстоятельствах, имеющих существенное значение для суждения о страховом событии, страховая фирма не представила (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июня 1997 г. N 249/97).

По одному из изученных дел судом было установлено, что имущество, находившееся на строительной площадке, было повреждено вследствие падения башенного края с вертикального положения на землю. Страхователь (строительная организация) обратился к страховщику с иском о возмещении убытков, вызванных необходимостью ремонта упавшего строительного крана. Страховщик отказал в выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что не наступил страховой случай, предусмотренный Правилами страхования. В процессе рассмотрения дела судом было установлено, что стороны заключили договор страхования механизмов страхователя, находящихся на строительной площадке, от строительно-монтажных рисков. Страхование производилось на основании Правил страхования, врученных страхователю при заключении договора, по которым имущество считалось застрахованным и на случай выхода из строя или разрушения строительных машин и механизмов. Правила страхования предусматривали, что авария на строительной площадке, произошедшая из-за грубой неосторожности страхователя, не является страховым случаем, даже если в остальном соответствует всем признакам страхового случая, указанным в Правилах. При расследовании обстоятельств падения крана было установлено, что неисправность, приведшая к падению крана, могла быть обнаружена при его освидетельствовании органом технадзора. Владелец не представил кран на освидетельствование перед установкой, хотя обязан был это сделать. Авария, таким образом, произошла вследствие грубой неосторожности страхователя.
Суд удовлетворил исковые требования страхователя, указав при этом на следующие основания. В соответствии с положениями абзаца 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя могут быть предусмотрены только законом. Условие договоров (Правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая из-за грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным как противоречащее указанному положению ГК РФ (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

В соответствии со ст. 964 ГК РФ страховщик по договору имущественного страхования освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие: воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения; военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий; гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок; за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов (если законом или договором страхования не предусмотрено иное).
Иски по требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования, могут быть предъявлены в течение двух лет (ст. 966 ГК РФ). Срок исковой давности начинает исчисляться с момента нарушения права. К примеру, обязанность страховщика по выплате страхового возмещения должна быть исполнена в срок, установленный договором страхования или законом, а при отсутствии указания на срок исполнения обязательства в договоре или в законе - в разумный срок (ст. 314 ГК РФ) со дня наступления страхового случая. Поэтому датой, с которой начинается исчисление срока исковой давности по данной категории споров, должен считаться первый день просрочки страховщика по выплате страхового возмещения.
Следует иметь в виду, что срок исковой давности при причинении вреда начинает течь с момента причинения вреда, поскольку само причинение вреда имуществу или личности потерпевшего и есть нарушение права потерпевшего (права собственности, права на личную неприкосновенность и т.п.). Перемена лиц в обязательстве (ст. 201 ГК РФ) не влечет изменения срока исковой давности и порядок его исчисления. Поэтому не влечет изменения срока исковой давности и переход к страховщику в порядке суброгации права на возврат страхового возмещения за счет виновного в причинении ущерба лица.
Так, по одному из изученных дел выяснилось, что поскольку к моменту предъявления иска срок исковой давности по требованиям, вытекающим из причинения вреда, истек (общий срок исковой давности - три года), то страховой компании обоснованно было отказано в удовлетворении иска в связи с заявлением ответчика о применении срока исковой давности (п. 2 ст. 199 ГК РФ) (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11 августа 2004 г. N Ф09-2545/04-ГК).

 

Оглавление Имущественное страхование: теория и судебная практика



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности