Каско - Защита прав потребителей: "нестраховые" случаи, учет износа транспортного средства, франшиза

 

 

"Нестраховые" случаи в договоре каско: история проблемы

Вопрос о правомерности включения страховыми компаниями в стандартные Правила каско многочисленных изъятий из страхового покрытия (так называемых нестраховых случаев) впервые был поставлен в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 30.01.2013) (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2013. N 5). Эксперты Управления систематизации законодательства и обобщения практики Верховного Суда Российской Федерации отметили, что посредством подобных исключений страховая компания фактически расширяет перечень законных оснований освобождения от выплаты страхового возмещения, установленных ст. 961, 963, 964 ГК РФ. При разрешении соответствующих споров, связанных с отказом страховой компании произвести страховую выплату, судам было рекомендовано оценивать правомерность отказа с позиции п. 1 ст. 963 ГК РФ, согласно которой страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя. При этом случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наличии в действиях страхователя (выгодоприобретателя) грубой неосторожности могут быть предусмотрены исключительно законом. Соответственно, все случаи отказа в выплате страхового возмещения по причинам, связанным с неосторожными действиями страхователя (оставление в автомобиле ключей зажигания, документов на автомобиль; допуск к управлению автомобилем лица, не указанного в страховом полисе, и т.п.), получили в Обзоре отрицательную оценку.

Примечание. Здесь и далее по тексту статьи под страховым покрытием понимается совокупность рисков, застрахованных по договору.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" в разделе "Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения" вновь было обращено внимание на положения ст. 963, 964 ГК РФ и сделан вывод о недопустимости отказа в выплате страхового возмещения по следующим причинам: оставление в автомобиле либо утрата регистрационных документов, комплекта ключей, диагностической карты; управление автомобилем лицом, не указанным в страховом полисе в качестве допущенного к управлению (п. 31 - 34) (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2013. N 8).

Однако всестороннего анализа проблема "нестраховых" случаев в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам добровольного страхования имущества не получила. Какие-либо рекомендации относительно допустимости иных исключений из перечня страховых случаев, также широко распространенных в практике добровольного страхования транспортных средств (каско), - повреждения лакокрасочного покрытия (ЛКП) и колес, ущерб от диких животных и пр. - предложены не были. Между тем в отличие от исследованных Пленумом исключений, связанных с субъективным отношением страхователя (выгодоприобретателя) к застрахованному имуществу, вышеуказанные "нестраховые" случаи имеют объективную природу, обусловлены видом опасных факторов, воздействующих на застрахованное имущество, а также характером (локализацией) причиненного ущерба.

В литературе, посвященной страховым правоотношениям, термин "нестраховой" случай как таковой не используется. В то же время активно обсуждается проблема включения страховщиками в стандартные Правила страхования дополнительных оснований для отказа в выплате страхового возмещения. Ряд авторов полагают, что подобная практика страховых компаний противоречит закону и ущемляет права страхователей. По мнению А.И. Худякова, при согласовании в договоре страхования специальных оснований для отказа в страховой выплате фактически происходит корректировка института освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Кроме того, отказ в выплате страхового возмещения представляет собой частный случай одностороннего отказа от исполнения обязательства, предусмотренного ст. 310 ГК РФ. В соответствии с указанной статьей отказ может производиться по двум основаниям: в силу прямого указания закона и в силу договора, если это не противоречит существу обязательства. Наделение страховщика правом отказа в одностороннем порядке от страховой выплаты противоречит существу обязательства, поскольку осуществление страховой выплаты и есть существо страхового обязательства. Таким образом, установление в договоре страхования (стандартных Правилах страхования) дополнительных оснований для отказа в страховой выплате противоречит положениям ст. 310 ГК РФ (Худяков А.И. Теория страхования. М.: Статут, 2010).

Высказывается и противоположное мнение, согласно которому освобождение от выплаты и право отказать в выплате - это разные правовые конструкции. Ограничения, накладываемые ГК РФ в части оснований освобождения от выплаты, не распространяются на право страховщика отказать в выплате при наличии тех или иных условий. Поэтому дополнительные основания для возникновения права на отказ в выплате также могут быть предусмотрены договором страхования (Правилами страхования) (Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. 2-е изд., перераб. и доп.).

 

Практика разрешения судами споров, связанных с отказом в выплате страхового возмещения по "нестраховым" случаям

В отсутствие специального правового регулирования отношений по добровольному страхованию имущества граждан и при наличии лишь частных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации применительно к отдельным видам исключений из страхового покрытия практика нижестоящих судов по спорам, связанным с отказом в выплате страхового возмещения по повреждениям ЛКП и колес (дисков, шин) автомобиля, не отличается единообразием.

В Обзоре судебной практики Кировского областного суда по рассмотрению гражданских дел за 2013 год (утв. президиумом Кировского областного суда 5 февраля 2014 г.) (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 10) сформулирована позиция о том, что повреждение лакокрасочного покрытия автомобиля является страховым случаем по договору каско. В обоснование указанного вывода приведены уже известные доводы о том, что ст. 963 ГК РФ предусмотрено освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения лишь при наличии умышленных действий страхователя (выгодоприобретателя), направленных на наступление страхового случая. Иные основания освобождения от выплаты страхового возмещения могут быть предусмотрены лишь законом. Освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения, исходя из размера и характера причиненного вреда, законом не предусмотрено.

Аналогичный подход наблюдается в практике Челябинского областного суда.

С. предъявил иск к ОАО "АльфаСтрахование" о взыскании страхового возмещения. В обоснование требований указал, что является собственником автомобиля "Тойота Камри", который был застрахован у ответчика по договору добровольного страхования. В период действия договора произошел страховой случай, в результате которого автомобиль получил повреждения лакокрасочного покрытия. Истец обратился к ответчику с заявлением о возмещении ущерба, однако ответчик в выплате отказал.

Решением мирового судьи от 21 марта 2011 г. исковые требования С. удовлетворены.

Апелляционным решением Центрального районного суда г. Челябинска от 8 июня 2011 г. решение мирового судьи отменено, по делу вынесено новое решение об отказе С. в удовлетворении исковых требований со ссылкой на установленное п. 4.1.9 Правил страхования исключение для точечных повреждений ЛКП.

Постановлением Президиума Челябинского областного суда от 7 декабря 2011 г. N 44-Г-131/2011 апелляционное определение районного суда отменено, оставлено в силе заочное решение мирового судьи с указанием следующих мотивов. В соответствии с пунктами 3.3, 3.3.1 Правил страхования ОАО "АльфаСтрахование" от 10 сентября 2007 г. страховым случаем признается гибель или повреждение транспортного средства, его отдельных частей, агрегатов и узлов... в результате дорожно-транспортного происшествия. Установленные по делу обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что в данном случае застрахованному имуществу были причинены механические повреждения, возникшие в процессе движения по дороге транспортного средства, т.е. при ДТП. Следовательно, страховой случай наступил. При этом установленное п. 4.1.9 Правил основание для отказа в выплате страхового возмещения противоречит п. 1 ст. 963 ГПК РФ и применяться не должно.

В изложенном примере положения ст. 963 ГК РФ были истолкованы судами как исключающие возможность установления в договоре страхования (стандартных Правилах страхования) дополнительных, наряду с перечисленными в ГК РФ и иных федеральных законах, оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. С указанной аргументацией согласиться нельзя, поскольку наименование ст. 963 ГК РФ ("Последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица") и ее буквальный смысл прямо указывают на то, что статьей урегулированы исключительно последствия наступления страхового случая по вине страхователя, т.е. вследствие субъективных причин.

Неудивительно, что в судебной практике встречается и прямо противоположный подход к разрешению споров, связанных с отказом в выплате страхового возмещения при повреждении ЛКП автомобиля. При этом исключение из страхового покрытия данных видов ущерба трактуется как вполне допустимая с точки зрения ст. 421, 942 - 943 ГК РФ конкретизация страховых рисков. Обратимся к соответствующим примерам.

С. обратился с иском к ОСАО "Ингосстрах" о взыскании страхового возмещения. Требования мотивировал тем, что принадлежащий ему автомобиль Toyota Camry был застрахован у ответчика по договору каско. В период действия договора произошло ДТП - выброс гравия из-под колес впереди идущего транспортного средства, в результате чего автомобиль получил повреждения. Ответчик в выплате страхового возмещения отказал, сославшись на Правила страхования.

Решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 7 февраля 2014 г. исковые требования С. удовлетворены.

Апелляционным определением Ульяновского областного суда от 27 мая 2014 г. N 33-1593/2014 решение отменено, в удовлетворении исковых требований С. отказано с указанием следующих мотивов. В соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" под страховым случаем понимается совершившееся событие, предусмотренное договором страхования, с наступлением которого возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение. Страховой случай включает в себя опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между опасностью и вредом и считается наступившим с момента причинения вреда (утраты, гибели, установления недостачи или повреждения застрахованного имущества), в результате действия опасности, от которой производилось страхование.

Пунктом 18 Правил страхования транспортных средств ОСАО "Ингосстрах" от 4 марта 2013 г. установлено, что страхование по риску "ущерб" включает в себя совокупность рисков, в том числе риск "повреждение отскочившим или упавшим предметом" (выброс гравия из-под колес транспортного средства, камней и других твердых фракций), за исключением локальных повреждений лакокрасочного покрытия без повреждения детали (сколы). С указанными Правилами истец при заключении договора добровольного имущественного страхования транспортного средства был ознакомлен, своей подписью в страховом полисе удостоверил согласие на заключение договора на вышеуказанных условиях.

В силу ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора и определении его условий по своему усмотрению, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Положения п. 18 Правил страхования не противоречат закону и иным правовым актам, поскольку в них дается описание согласованного сторонами страхового риска, обусловленного как характером внешнего воздействия (отскочившим или упавшим предметом), так и характером повреждений (повлекших наряду с повреждением лакокрасочного покрытия повреждение самой детали).

Сходные по смыслу аргументы, основанные на постулате ст. 421 ГК РФ о свободе договора и установленном факте вручения страхователю при заключении договора Правил страхования, высказывались и другими судами.

Решением Боткинского районного суда Удмуртской Республики от 3 октября 2013 г. С. отказано в удовлетворении исковых требований к ЗАО "Х" о взыскании страховой выплаты по договору каско. Оставляя данное решение без изменения, жалобу С. - без удовлетворения, Верховный Суд Удмуртской Республики в Апелляционном определении от 23 декабря 2013 г. указал, что при разрешении споров, связанных с отказом страховой компании произвести выплату страхового возмещения, необходимо разграничивать основания освобождения от выплаты страхового возмещения (установленные ст. 961, 963, 964 ГК РФ) и основания непризнания события страховым случаем.

Пунктом 2.6.13 Правил страхования, в соответствии с которым был заключен договор страхования, предусмотрено, что не является страховым случаем повреждение ТС вследствие некачественного обслуживания ТС (в том числе мойки ТС), а также вследствие некачественного ремонта ТС (отслоение лакокрасочного покрытия, помутнение лакокрасочного покрытия и стекол приборов освещения). Судом первой инстанции установлено, что заявленные истцом к возмещению повреждения относятся к перечисленным в п. 2.6.13 Правил страхования, поэтому в удовлетворении исковых требований было отказано обоснованно.

По своему содержанию положение п. 2.6.13 Правил страхования является не основанием отказа в выплате страхового возмещения, а конкретизацией события, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату. Названный пункт Правил страхования не противоречит ст. 422, 929, 942, 943 ГК РФ и по существу является определением предмета договора страхования, т.е. перечня событий, влекущих при их наступлении обязанность страховой компании по выплате страхового возмещения.

Еще в одном случае суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами районного суда об отказе в удовлетворении исковых требований, указал, что ст. 964 ГК РФ не исключает право страхователя и страховщика согласовать в договоре конкретный перечень страховых случаев. В противном случае (при отсутствии у сторон подобной возможности) следовало бы все, что не предусмотрено ст. 964 ГК РФ, относить к основаниям для получения страхового возмещения (Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 17 сентября 2013 г. N 33-11345/2015).

Аналогичная судебная практика складывается по спорам, связанным с отказом страховщика выплатить страховое возмещение при наступлении иных "нестраховых" случаев, не связанных с действиями страхователя: повреждение колес автомобиля (шин, дисков) без повреждения иных деталей автомобиля (см.: Апелляционные определения Московского городского суда от 22 января 2013 г. N 11-933, от 8 апреля 2014 г. N 33-10716); повреждения автомобиля, причиненные действиями домашних или диких животных (см.: Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 22 января 2013 г. N 33-366/2013, Апелляционное определение суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 12 ноября 2013 г. по делу по иску Т.Н. к ООО "Росгосстрах"). Иски о взыскании страхового возмещения суды оставляют без удовлетворения со ссылкой на установленные Правилами страхования исключения.

Впрочем, учитывается и то обстоятельство, каким образом страховые риски "ущерб", "хищение" конкретизированы в Правилах страхования, ссылка на которые имеется в страховом полисе. При неоднозначности положений стандартных Правил страхования, которыми предусмотрены "нестраховые" случаи или основания для отказа в выплате страхового возмещения, любые сомнения относительно наступления/ненаступления страхового случая толкуются в пользу страхователя.

У.Н. обратилась в суд с иском к ООО "СК "ВТБ Страхование" о взыскании страхового возмещения, ссылаясь на то, что между сторонами заключен договор страхования автомобиля Cadillak. В период действия договора неустановленное лицо похитило с автомашины четыре колеса, по данному факту возбуждено уголовное дело. Истец обратился за выплатой страхового возмещения, однако страховщик в выплате отказал.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 15 марта 2012 г. в удовлетворении иска отказано. Отказывая в иске У.Н., суд исходил из положений Правил страхования ООО "СК "ВТБ Страхование", в соответствии с которыми не является страховым случаем повреждение (утрата) колес автомобиля, если при этом не повреждены другие детали автомобиля.

Судом апелляционной инстанции указанное решение отменено, исковые требования У.Н. удовлетворены с указанием следующих мотивов. Отказывая в иске, суд первой инстанции не принял во внимание определение страхового случая, содержащееся в Правилах страхования. Согласно п. 4.2 Правил страхования страховщик обеспечивает страховую защиту по договору от следующих рисков: "хищение (угон)", под которым понимается утрата застрахованного ТС в результате кражи, грабежа, разбоя или неправомерного завладения ТС без цели хищения (угон); "ущерб", который представляет собой повреждение (гибель) застрахованного ТС или утрату отдельных элементов ТС в результате ДТП, противоправных действий третьих лиц или иных событий, перечисленных в Правилах страхования.

Рассматриваемое событие соответствует квалифицирующим признакам страхового случая по риску "хищение". Между тем установленное п. 5.2.13 Правила страхования исключение страховой выплаты при повреждении колес (шин, дисков) распространяется лишь на события по риску "ущерб". Поскольку утрата имущества истца произошла вследствие кражи (хищения), применение п. 5.2.13 Правил страхования в данном случае нельзя признать обоснованным (Апелляционное определение Московского городского суда от 22 июня 2012 г. N 11-11438).

В тех случаях, когда установленные Правилами страхования основания для отказа в выплате страхового возмещения связаны с определенными неосторожными действиями или бездействием страхователя (техническая неисправность автомобиля, повреждение автомобиля в период его нахождения на мойке, хищение автомобиля с неохраняемой стоянки и т.п.), суды принимают решение о взыскании страховой выплаты, поскольку подобные исключения противоречат смыслу п. 1 ст. 963 ГК РФ. По данной категории исключений из страховых случаев практика судов общей юрисдикции единообразна и четко ориентирована на защиту интересов потребителей (страхователей, выгодоприобретателей).

А. обратился с иском к ООО "СК "Согласие" о взыскании страхового возмещения. Исковые требования мотивировал тем, что заключил с ответчиком договор добровольного страхования автомобиля "Фольксваген". В период действия договора указанный автомобиль был похищен с неохраняемой стоянки неизвестными лицами, по данному факту было возбуждено уголовное дело. Истец обратился с заявлением о выплате страхового возмещения. Однако страховщик в выплате отказал, сославшись на Правила страхования, согласно которым хищение ТС с неохраняемой стоянки в ночное время не является страховым случаем.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 27 марта 2013 г. исковые требования А. удовлетворены. Судебной коллегией по гражданским делам указанное решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба ООО "СК "Согласие" - без удовлетворения, с указанием на имеющееся противоречие между Правилами страхования и положениями ст. 963, 964 ГК РФ (Апелляционное определение Московского городского суда от 18 июля 2013 г. N 11-22332).

В практике арбитражных судов по вопросу о согласовании страхователем и страховщиком дополнительных (не предусмотренных законом) оснований для отказа в страховой выплате в последние годы произошли определенные изменения.

Первоначально в информационном письме от 28 ноября 2003 г. Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования, была сформулирована уже известная позиция о недопустимости исключений ("нестраховых" случаев), связанных с неосторожными действиями страхователя. Применительно к конкретному делу Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал на ничтожность условий договора страхования (Правил страхования строительных рисков), в соответствии с которыми авария на строительной площадке, произошедшая из-за грубой неосторожности страхователя, не является страховым случаем (п. 9 Обзора) (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. N 1).

Однако в последующем Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации было вынесено Постановление от 23 июня 2009 г. N 4561/08, основанное на системном толковании ст. 421 ГК РФ о свободе договора (с учетом ее интерпретации в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 г. N 562-О-О, от 20 ноября 2008 г. N 1006-О-О) и ст. 964 ГК РФ. Оставляя без изменения Постановление кассационной инстанции, которым были удовлетворены исковые требования страхователя к страховщику о взыскании страхового возмещения, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что в силу ст. 421 ГК РФ о свободе договора и с учетом диспозитивного характера ст. 964 ГК РФ стороны договора страхования вправе предусмотреть дополнительные основания, при которых страховая выплата не производится; однако данные основания должны носить исключительный (чрезвычайный) характер или зависеть от действий страхователя, способствовавших наступлению страхового случая. В данном случае отказ страховщика произвести выплату страхового возмещения был связан с тем, что в похищенном ТС находились регистрационные документы. Однако данное обстоятельство никак не способствовало хищению автомобиля и наступлению страхового случая, поэтому не могло быть указано в Правилах страхования в качестве основания, исключающего выплату страхового возмещения (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. N 1). Иными словами, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации допускает возможность включения неосторожных действий страхователя страховщиком в Правила страхования (стандартные) в качестве оснований для отказа в выплате страхового возмещения и неосторожных действий страхователя, если они способствуют наступлению страхового случая. Указанная позиция получила распространение в практике нижестоящих арбитражных судов.

Примечание. См., например: п. 6 проекта Обзора ФАС Дальневосточного округа "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с исполнением договоров страхования" за второе полугодие 2013 г.: "...становление в договоре страхования иных, кроме предусмотренных законом, оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения не противоречит действующему гражданскому законодательству. Вместе с тем по смыслу ГК РФ зафиксированные в договоре страхования основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, не предусмотренные законом, должны зависеть от действий страхователя и способствовать наступлению страхового случая". Указанный подход, хотя и кажется справедливым для отношений между субъектами предпринимательской деятельности, довольно уязвим с позиции буквального толкования п. 1 ст. 963 ГК РФ об учете грубой неосторожности страхователя лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

 

Оценка "нестраховых" случаев и иных ограничивающих условий в договоре каско с точки зрения законодательства и здравого смысла

Несмотря на существующие в литературе и судебной практике категорические высказывания о том, что установление в договоре страхования (стандартных Правилах страхования) дополнительных оснований для отказа в страховой выплате противоречит положениям ст. 310, 963 ГК РФ, нельзя не считаться с тем, что в сфере имущественного страхования конструкция "нестраховых" случаев нашла широкое применение. Стандартные правила добровольного страхования транспортных средств (каско) ведущих страховых компаний, как правило, содержат один и тот же перечень исключений:

  • точечные повреждения ЛКП автомобиля без повреждения иных деталей;
  • повреждения деталей автомобиля, вызванные коррозией металла либо иными производственными дефектами;
  • повреждения колес автомобиля (шин, дисков) без повреждения иных деталей автомобиля;
  • повреждения автомобиля, причиненные действиями животных.

Не будучи специалистом в оценке вероятности наступления тех или иных рисков (опасностей), можно лишь предположить, что страховщик, как и любой другой предприниматель, в целях извлечения прибыли старается избежать тех видов деятельности, которые сопряжены с убытками. Применительно к страховой деятельности речь идет о тех направлениях, в которых с высокой вероятностью прогнозируется превышение суммы страховых выплат над суммой собранных страховых премий либо отсутствует достаточная статистика страховых событий, поэтому затруднены расчеты вероятности их наступления. В условиях рыночной экономики и гарантированной ст. 34 Конституции Российской Федерации свободы экономической деятельности нельзя заставить страховщика работать себе в убыток, особенно при осуществлении добровольного страхования.

Даже при использовании института обязательного страхования для обеспечения социально значимых интересов (безопасности жизни, здоровья или имущества граждан) законодатель намеренно исключает некоторые виды убытков из страхового покрытия. Так, в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" к страховым рискам не относится наступление ответственности в следующих случаях: причинение морального вреда или возникновение обязанности по возмещению упущенной выгоды; причинение вреда при использовании транспортных средств в ходе соревнований, испытаний или учебной езды в специально отведенных для этого местах; повреждение или уничтожение антикварных и других уникальных предметов и пр. (СЗ РФ. 2002. N 18. Ст. 1720).

Отдельно следует рассмотреть институт франшизы. До недавнего времени указанный институт не был закреплен в российском законодательстве. Как следствие, в научной литературе существовало немало противников включения в договор страхования условий о франшизе. Однако возобладало мнение о том, что институт франшизы - позитивное для экономики явление, поскольку позволяет сократить издержки страховщика на обработку заявлений страхователей о незначительных по сумме убытках, а для страхователей удешевляет стоимость страховой услуги. Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 234-ФЗ были внесены изменения в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации": ст. 10 дополнена п. 9, в котором франшиза определяется как часть убытков, установленная федеральным законом и (или) договором страхования, не подлежащая возмещению страховщиком. Франшиза устанавливается в виде определенного процента от страховой суммы или в фиксированном размере, может быть условной и безусловной либо иного вида (СЗ РФ. 2013. N 30 (ч. 1). Ст. 4067). Таким образом, в настоящее время вопрос о правомерности включения в договор каско условий о франшизе перешел в разряд риторических.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" франшиза получила условно-положительную оценку. Условие о франшизе может быть включено в договор добровольного страхования, если стороны действуют добросовестно и не злоупотребляют своими правами (п. 20).

Изложенные рассуждения позволяют прийти к выводу, что "нестраховые" случаи, подобно франшизе, могут быть включены в договор страхования каско по обоюдному желанию сторон, а также при условии, что они не входят в противоречие с императивным положением п. 1 ст. 963 ГК РФ об учете вины страхователя (выгодоприобретателя) в наступлении страхового случая. Иными словами, страховщик и страхователь вправе не только согласовать перечень страховых рисков, но и конкретизировать их путем исключения из страховых случаев некоторых видов опасностей (действия животных) или видов ущерба (повреждения ЛКП, колес автомобиля).

В свете легализации института франшизы вызывает сомнение позиция Верховного Суда Российской Федерации о недопустимости исключения из перечня страховых случаев по каско ущерба в виде утраты товарной стоимости автомобиля (УТС). Если в Обзоре практики Верховного Суда Российской Федерации от 30 января 2013 г. было указано, что УТС не может рассматриваться в качестве самостоятельного страхового риска и охватывается риском "ущерб" (с чем следует согласиться. - М.К.), то в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 позиция по вопросу об исключении УТС из перечня страховых случаев по каско сформулирована более жестко: в возмещении УТС страхователю не может быть отказано ни при каких обстоятельствах (п. 41).

 

О способах защиты прав потребителей при наличии в договоре каско (Правилах страхования) ограничивающих условий

Проблема эффективной защиты прав страхователей (выгодоприобретателей) при заключении договора каско, безусловно, не сводится к решению вопроса о том, какие "нестраховые" случаи уместны в договоре, а какие - нет. Споры из договоров добровольного страхования транспортных средств связаны не только с отказом страховщика в выплате страхового возмещения, но и с занижением размера страховой выплаты. Посредством регламентации в Правилах страхования способа расчета убытков (с учетом износа ТС на основании счетов ремонтной организации по направлению страховщика) страховая компания также пытается минимизировать свои потери от наступления страхового случая. Включение в Правила страхования каско оговорки о "нестраховых" случаях - это лишь частный случай более широкой проблемы нарушения баланса интересов сторон в договорах, заключаемых посредством использования стандартной формы.

В сфере потребительского кредитования ответом на недобросовестные действия банков, связанные с включением в кредитный договор (или в общие условия кредитования) незаконных условий (об изменении очередности погашения денежных обязательств, об оплате дополнительных услуг по ведению счета и личному страхованию, об оплате комиссий за псевдоуслуги и пр.), стали иски заемщиков о признании данных условий кредитного договора недействительными и возмещении причиненных убытков. Правовым основанием данного способа защиты являются положения ст. 168, 422 ГК РФ, п. 1, 2 ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Однако данный способ защиты неэффективен в сфере имущественного страхования, поскольку может применяться лишь в случае явного несоответствия оспариваемых условий императивным нормам закона (п. 1 ст. 422 ГК РФ). При отсутствии полноценной нормативной базы акцент в регулировании взаимоотношений страхователя и страховщика смещается на Правила страхования, а также на установленный ст. 421 ГК РФ принцип свободы договора. При этом оценка условий договора каско с точки зрения соблюдения баланса интересов сторон, достижения основных целей страхования (возмещения убытков) не производится.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации вопрос о том, подлежит ли учету износ автомобиля при определении размера страховой выплаты (по восстановительному ремонту), разрешен с позиции ст. 421 ГК РФ: в случае спора о размере страховой выплаты следует исходить из согласованных сторонами условий договора (п. 36). Пленум также подчеркнул, что данный подход может применяться в тех случаях, когда при заключении договора добровольного страхования имущества страхователю предоставлялось право выбора способа расчета убытков - без учета износа автомобиля или с учетом износа.

В судебной практике указанное разъяснение Пленума было истолковано следующим образом. При наличии в выданном страхователю полисе каско ссылки на Правила страхования (стандартные) и фразы о том, что "при подписании полиса страхователю переданы Правила страхования", суды исходят из презумпции, что страхователь ознакомился со всеми положениями Правил страхования и выразил свое согласие с ними.

П. обратился с иском к ООО "СК "Согласие" о довзыскании страхового возмещения по договору каско. Исковые требования мотивировал тем, что ответчик по факту повреждения автомобиля в ДТП произвел выплату страхового возмещения в сумме 442 958 руб., что не соответствует действительному размеру ущерба. По данным независимой оценки в ООО "Инком-Оценка", стоимость восстановительного ремонта автомобиля составила без учета износа 609 714 руб. Разницу в сумме 166 756 руб. истец просил взыскать с ответчика.

Ответчик с заявленной суммой ущерба не согласился, указав на то, что разд. 11 Правил страхования предусмотрена выплата страхового возмещения в размере рыночной стоимости восстановительного ремонта с учетом износа ТС.

Решением Советского районного суда г. Красноярска исковые требования П. удовлетворены, с ответчика в пользу истца взыскано страховое возмещение в сумме 166 756 руб. Доводы ответчика, основанные на разд. 11 Правил страхования, судом отклонены, поскольку положения данного раздела Правил сформулированы императивно (без вариантов), при этом ответчиком не представлены доказательства наличия у П. выбора способа расчета убытков при заключении договора страхования.

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 23 июня 2014 г. указанное решение изменено, сумма страховой выплаты П. уменьшена до разницы между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля по данным ООО "Инком-Оценка" с учетом износа ТС и ранее выплаченным возмещением. В качестве мотивов изменения решения Судебной коллегией указано на то обстоятельство, что истец при заключении договора страхования получил экземпляр Правил страхования, добровольно согласился со всеми изложенными в них положениями, включая способ расчета убытков при повреждении ТС (с учетом износа) (Архив Советского районного суда г. Красноярска. Дело N 2-3679/2014).

Еще в одном случае суды первой и апелляционной инстанций отказали страхователю Ч. во взыскании полной страховой суммы по договору каско со ссылкой на установленный Правилами страхования ООО "Группа Ренессанс Страхование" порядок расчета убытков при полной гибели ТС. Правила предусматривают выплату изменяемой страховой суммы в зависимости от срока эксплуатации автомобиля, что не противоречит п. 5 ст. 10 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан". Истец при заключении договора был ознакомлен с соответствующим разделом Правил страхования, возражений по поводу их содержания не заявлял (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 3 июля 2014 г. N 33-7857/2014).

Примечание. К счастью для страхователей, другие суды придерживаются буквального толкования п. 5 ст. 10 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" о праве на получение при гибели застрахованного имущества полной страховой суммы, которая не изменяется со временем. См.: Апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 28 мая 2014 г. N 33-1991-2014; Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 25 июня 2014 г. N 33-5012/2014; Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 9 июня 2014 г. N 33-9456.

Однако было бы наивно считать, что каждый страхователь до заключения договора внимательно изучает Правила страхования каско соответствующей страховой компании. При заключении договора добровольного страхования автомобиля стороны обсуждают существенные условия договора: объект страхования (характеристики ТС), перечень страховых рисков, страховую сумму, срок действия договора. Перечисленные выше условия в последующем заносятся в выданный страхователю полис каско. "Нестраховые" случаи, способ расчета убытков при наступлении страхового случая, как правило, не являются предметом специального обсуждения сторон.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 указывается на то, что к договору страхования, в той его части, в которой он заключен на условиях стандартных правил страхования, разработанных страховщиком или объединением страховщиков, подлежат применению правила ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения.

Действительно, договор страхования по способу его заключения, как никакой другой, соответствует признакам договора присоединения. В силу п. 2 ст. 428 ГК РФ присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие, явно обременительные для присоединившейся стороны, условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Положения ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения не получили широкого распространения в судебной практике и вопреки ожиданиям разработчиков Кодекса не стали эффективным средством защиты прав потребителей. Отчасти это обусловлено сложной для восприятия формулировкой статьи, обилием оценочных категорий ("явно обременительные условия", "разумно понимаемые интересы").

Аналогичные по целевой направленности нормы Директивы ЕС 93/13/ЕЭС от 5 апреля 1993 г. "О несправедливых условиях договора" содержат более четкий механизм защиты потребителя от навязывания несправедливых условий в рамках стандартного договора (формуляра). В ст. 3 содержится определение "несправедливого" условия договора для целей Директивы:

  • условие договора, которое не было предметом индивидуального согласования, которое вносит значительный дисбаланс в права и обязанности сторон по договору в ущерб потребителю;
  • условие всегда признается не согласованным индивидуально, если оно было сформулировано заранее и у потребителя не было возможности повлиять на существо этого условия, в частности если это условие является частью стандартной формы договора;
  • в случае, если продавец (поставщик услуг) утверждает, что включенные в стандартную форму условия были индивидуально согласованы с потребителем, бремя доказывания данного обстоятельства возлагается на продавца (поставщика).

Примечание. Полный текст Директивы с переводом на русский язык см.: Кратенко М.В. Защита прав потребителей услуг: Справочник. М.: Проспект, 2010.

В соответствии со ст. 6 Директивы государства-участники должны установить в национальном законодательстве правило о том, что несправедливые условия договора, заключенного между продавцом (поставщиком) и потребителем, не связывают потребителя, при этом в остальной части договор сохраняет силу для сторон. Кроме того, в национальном законодательстве государств-участников могут быть предусмотрены иные средства правовой защиты потребителей от несправедливых условий.

Возвращаясь к конструкции ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения, следует отметить, что страхователь вправе обратиться с иском к страховщику о расторжении договора страхования или внесении в него изменений при наличии в стандартных Правилах страхования условий, ограничивающих его права в сравнении с обычно предоставляемыми по договорам данного вида. Поводом для предъявления подобных исков могут быть положения Правил страхования о "нестраховых" случаях, о расчете суммы ущерба с учетом износа автомобиля и прочие исключения и оговорки, ограничивающие права страхователя на полное возмещение убытков (ст. 15, 1064 ГК РФ), если они не были предметом индивидуального согласования со страхователем.

Предусмотренные ст. 428 ГК РФ способы защиты прав присоединившейся стороны (расторжение договора страхования либо изменение условий договора) предполагают исследование судом более широкого круга обстоятельств в сравнении с рассмотрением исков потребителей о признании условий договора недействительными, однако это не должно служить препятствием для эффективной защиты прав страхователей при заключении договора страхования в стандартной форме. Результатом рассмотрения данных требований страхователя может быть:

Примечание. Практика рассмотрения судами исков страхователей об оспаривании положений стандартных Правил страхования пока невелика. Отказывая в иске, суды обычно ограничиваются указанием на то, что соответствующие пункты Правил страхования закону не противоречат. См., например: Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 4 октября 2012 г. N 33-5723/2012.

  • расторжение договора страхования с возмещением страхователю причиненных убытков (например, в размере уплаченной страховой премии или ее части);
  • неприменение условий договора страхования, исключающих выплату страхового возмещения или ограничивающих размер выплаты, и взыскание страхового возмещения за вычетом дополнительно причитающейся страховщику страховой премии (при наличии у страховщика дифференцированных тарифов в зависимости от объема страхового покрытия, порядка расчета страховой выплаты с износом/без износа и пр.).

Примечание. При отсутствии у страховщика специальных тарифов, рассчитанных на больший объем страхового покрытия (без "нестраховых" случаев) либо на более выгодный для страхователя способ расчета убытков (без учета амортизационного износа), изменение договора страхования фактически сводится к неприменению соответствующих пунктов Правил страхования. Однако такие последствия ничем не отличаются от недействительности условий договора, что выходит за рамки буквального содержания ст. 428 ГК РФ и предполагает ее расширительное толкование.

Во избежание споров по поводу несправедливых условий договора страхования (положений стандартных Правил страхования) страховым компаниям следует вносить все "исключения" и "ограничения" по выплате страхового возмещения в текст страхового полиса каско либо указывать их на оборотной стороне полиса - в подтверждение индивидуального согласования данных условий со страхователем.

С учетом объединения Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации можно также предположить, что в ближайшем будущем будет выработана единая правовая позиция по вопросу о пределах договорного регулирования оснований освобождения страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения.

Август 2015 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности