Выплаты по КАСКО в виде ремонта

 

Выплата страхового возмещения по КАСКО в виде ремонта автомобиля получила достаточно широкое распространение на отечественном рынке страховых услуг. При этом имеются две разновидности подобных выплат: 1) ремонт на СТОА по выбору страхователя; 2) ремонт на СТОА по направлению страховщика. С экономической точки зрения такой вариант страхования выгоден страховщикам тем, что по сравнению с денежными выплатами позволяет минимизировать возможность мошенничества со стороны выгодоприобретателей. Выгодоприобретателей привлекает более низкая по сравнению с иными вариантами стоимость страховой премии по данному виду страхования.
Однако, несмотря на большое распространение, нельзя говорить о том, что среди юристов существует сколько-нибудь единое представление о правовой природе выплат по договорам КАСКО в виде ремонта транспортного средства (далее - выплаты ремонтом). В настоящей статье мы постараемся обозначить некоторые проблемы, возникающие в связи с выплатами ремонтом, и предложить возможные пути их решения.

 

Законность выплаты ремонтом

 

Начать следует с рассмотрения вопроса о законности выплаты ремонтом. В литературе были высказаны точки зрения, как поддерживающие возможность существования таких выплат, так и говорящие об их незаконности.
Сторонники незаконности выплат ремонтом ссылаются на п. 3 ст. 10 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон "Об организации СД"), согласно которому страховые выплаты могут производиться только в денежной форме и только страхователю, застрахованному лицу или выгодоприобретателю (далее совместно - страхователь). Позиция о денежном характере страховой выплаты ясно выражена и в п. 24 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (информационное письмо Президиума ВАС РФ N 75 от 28.11.2003).
В соответствии с п. 4 ст. 10 Закона "Об организации СД" замена страховой выплаты может быть произведена лишь при утрате застрахованного имущества и только путем предоставления аналогичного имущества, но никак не ремонтом.
Следовательно, действующее законодательство не предусматривает возможности замены страховщиком выплаты страхового возмещения ремонтом поврежденного имущества.

Сторонники выплат ремонтом отмечают, что такая выплата обладает всеми признаками страховой выплаты, поскольку производится в пользу страхователя и имеет характер денежной операции (страховщик производит уплату денежных средств СТОА, а не проводит ремонт силами своих сотрудников).

Третьи говорят, что выплата ремонтом не противоречит требованиям закона, в случае если она прямо предусмотрена договором страхования. В данном случае, судя по всему, предлагается исходить из принципа свободы договора.

Нам не удалось найти судебную практику, предметом рассмотрения которой непосредственно был бы спор о законности выплаты ремонтом. Но имеется практика, в которой арбитражные суды признавали, что к страховой организации, осуществившей выплату ремонтом, в порядке суброгации переходит требование о возмещении ущерба (Постановление ФАС МО от 20 января 2004 г. N КГ-А40/10954-03; Постановление ФАС СЗО от 30 ноября 2009 г. N А56-36475/2009).

Также имеется практика, когда согласно договору страхования размер ущерба определялся на основании счетов за фактически выполненный ремонт транспортного средства на СТОА (Постановление ФАС СЗО от 26 октября 2009 г. N А56-57062/2008). В данном случае ремонт на СТОА фактически являлся способом определения размера ущерба.

 

Правовая природа отношений по ремонту транспортного средства

 

Правильное определение правовой природы отношений по ремонту играет большую роль не только для разрешения вопросов, касающихся собственно страхования, но и других смежных вопросов. Например, на практике могут возникнуть вопросы, связанные с неисполнением страховщиками обязанностей по оплате СТОА произведенного ремонта.

Вопрос о законности выплаты ремонтом, на наш взгляд, напрямую связан с правовой квалификацией отношений, возникающих в связи с ремонтом автомобиля. Здесь в качестве примера можно привести точку зрения К.А. Гацалова.
Сначала автор указывает, что, перечисляя денежные средства не страхователю, а СТОА, страховщик исполняет денежное обязательство не контрагенту, а третьему лицу. К.А. Гацалов описывает это следующим образом: "Что же касается формулировки "выплачиваемая страхователю", то представляется, что она не лишает страхователя (выгодоприобретателя) права выразить собственное волеизъявление о направлении денежных средств, положенных ему в качестве страховой выплаты, третьему лицу. Данная норма не содержит слов "непосредственно", "напрямую". Соответственно страховщик, следуя данному волеизъявлению другой стороны договора, не нарушает закон. В гражданском обороте практика исполнения денежного обязательства перед контрагентом путем перечисления причитающихся ему средств третьему лицу по письменному указанию контрагента-кредитора встречается нередко (по договорам поставки, купли-продажи, подряда и иным)".

Действительно, в отношениях по страховой выплате страхователь играет роль кредитора, а страховщик роль должника. Поэтому страхователь может указать страховщику любое лицо для перечисления страховой выплаты. С точки зрения ст. 312 ГК РФ такое положение вполне правомерно.
Однако далее автор квалифицирует договор между СТОА и страховщиком на проведение ремонтных работ в отношении застрахованного транспортного средства как договор в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ).

Следует отметить, что классификация отношений по ремонту через ст. 430 ГК РФ превалирует в отечественной практике.
Так, страхователь обратился в суд с требованием взыскать со СТОА неустойку за нарушение срока выполнения ремонтных работ, компенсацию морального вреда, штраф в размере 50% от присужденной суммы, государственную пошлину в доход государства и пр.
В обоснование требований было указано, что истцом был заключен договор ОСАГО с условием о выплате ремонтом. После наступления страхового случая истец по направлению страховщика передал машину для ремонта ответчику. Ответчик долгое время не производил ремонт. Когда ремонт все-таки был произведен, у истца возникли претензии по его качеству, что и послужило поводом для заявления иска.
Представитель СТОА, возражая против требований истца, указывал, что производил ремонт на основании договора со страховщиком, соответственно никаких договорных отношений со страхователем-истцом у него не было. Поэтому истец не может предъявлять каких-либо требований к СТОА, а тем более требований, вытекающих из Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей".
Суд посчитал договор между страховщиком и СТОА договором в пользу третьего лица (страхователя) и при этом указал следующее.
Должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора. Применительно к договору, заключенному между страховщиком и СТОА, положения ст. 430 ГК РФ означают надлежащее исполнение ответчиком своих обязательств по договору не перед страховщиком, а непосредственно перед истцом; у страховщика в рамках договора с ответчиком возникло обязательство оплатить выполненный восстановительный ремонт машины истца, а у истца возникло право самостоятельных требований к должнику надлежащего исполнения обязательств по договору, а именно: принять автомобиль в ремонт, в кратчайшие сроки и качественно осуществить ремонт машины и возвратить отремонтированный автомобиль истцу.
Поскольку истец является физическим, а не юридическим лицом, у ответчика непосредственно перед истцом возникла обязанность осуществления качественного восстановительного ремонта поврежденной машины, при таких обстоятельствах суд считает, что к правоотношениям, сложившимся между истцом и ответчиком, положения Закона "О защите прав потребителей" применимы.

В этом деле суд (как и К.А. Гацалов в своей статье) обошел стороной один важный, на наш взгляд, момент, который состоит в следующем.
Квалификация отношений между СТОА и страховщиком как договора в пользу третьего лица находится в противоречии с утверждением о том, что уплата страховщиком денег не страхователю, а СТОА является также исполнением третьему лицу.
Если договор на проведение ремонтных работ заключается между СТОА и страховщиком, то оплата по этому договору, даже несмотря на то что он заключен в пользу страхователя, ложится на страховщика. Ведь известно, что обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (п. 3 ст. 308 ГК РФ).
Если договор на проведение ремонта не порождает обязательств для страхователя, то страхователь не обязан и перечислять денежные средства в счет оплаты услуг по ремонту.
Соответственно, представляется и бессмысленным то указание, которое, по мнению К.А. Гацалова, дает страхователь страховщику в целях перечисления денежных средств в СТОА за ремонт.
Смысл давать страховщику указание о перечислении денежных средств третьему лицу имеется только в случае, когда договор, во исполнение которого перечисляются денежные средства, заключен между страхователем и СТОА. Страховщику не нужно какого-либо указания страхователя для исполнения собственного обязательства перед СТОА, вытекающего из заключенного договора на ремонт автомобиля.
На наш взгляд, наиболее логичной будет следующая правовая интерпретация рассматриваемой ситуации.
Исполнение СТОА обязательства по ремонту автомобиля фактически является исполнением обязательства страховщика перед страхователем, вытекающего из договора страхования. Такое исполнение следует рассматривать как исполнение обязательства третьим лицом (п. 1 ст. 313 ГК РФ). В качестве должника здесь будет выступать страховщик, а в качестве кредитора - страхователь.
Но такой подход разрушает аргументацию в пользу допустимости выплаты ремонтом, поскольку ее основой является тезис о том, что "оплата ремонта имеет характер денежной операции, так как в любом случае страховщик производит уплату (перечисление) денежных средств, а не проводит ремонт силами своих сотрудников". Следовательно, нарушается принцип денежности страховой выплаты.

Утверждение, что в данном случае выплата ремонтом не может рассматриваться в качестве денежной, строится на следующих посылках.
Если СТОА является третьим лицом, исполняющим обязательство должника, а суть исполнения состоит в проведении ремонта, то соответственно обязательство должника перед кредитором также состоит в производстве ремонта. В порядке п. 1 ст. 313 ГК РФ третье лицо не может исполнить иное обязательство, чем то, которое было у должника перед кредитором. Иной подход означал бы новацию или отступное.
Таким образом, вариант выплаты ремонтом, когда страховщик заключает договор со СТОА, а страхователь направляет в СТОА автомобиль на ремонт, представляется противоречащим законодательству.
Здесь же зададимся вопросами о том, к кому и какие требования может предъявлять страхователь, если по договору КАСКО с выплатой ремонтом ремонт так и не будет произведен.
На наш взгляд, в данном случае может быть только требование о присуждении к исполнению обязанности в натуре. Если вспомнить, что обязанность состоит в производстве ремонта, - получаем очевидное несоответствие такой ситуации п. 3 ст. 10 Закона "Об организации СД" и п. 24 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования.
Можно, конечно, говорить, что иск должен быть предъявлен не к страховщику, а к СТОА. Но необходимо помнить, что никакого договора между страхователем и СТОА нет.
Если даже согласиться с приведенным выше решением суда общей юрисдикции, то можно увидеть, что там права страхователя относительно требований к СТОА возникли из договора между СТОА и страховщиком. А если договора нет (или есть, но он не оплачен), то нет и прав требования к СТОА.
Здесь же мы сталкиваемся и с вопросом определения надлежащей СТОА. Хорошо, если страхователю удалось узнать, с кем страховщик заключил договор на ремонт застрахованных автомобилей. А что делать, если это неизвестно или договор не заключен?

 

Законность согласования стоимости ремонта

 

Сказанное выше приводит к выводу, что выплата ремонтом допустима только в случаях, когда страхователь самостоятельно заключает соответствующий договор со СТОА. Но такая ситуация ставит под вопрос законность сложившейся практики согласования страховщиками стоимости и вида ремонта.
Если договор на ремонт заключен между СТОА и страхователем, то СТОА несет ответственность именно перед страхователем и в силу правовых норм, регулирующих указанные отношения, обязана в разумные сроки осуществить ремонт автомобиля. Отказ страховщика от согласования стоимости ремонта не может служить оправданием просрочки исполнения обязательства по ремонту транспортного средства.
Более того, считаем, что страховщик вообще не имеет правовой возможности вмешиваться в исполнение договора (давать указания по поводу перечня и стоимости ремонтных работ), заключенного между страхователем и СТОА, поскольку не является его стороной. ГК РФ не содержит норм, которые предоставляли бы страховщику возможность совершения подобных действий.
Поэтому дать им правовое обоснование не представляется возможным.
Не снимают этого вопроса и случаи, когда между СТОА и страховщиком имеется собственный договор, предусматривающий согласование ремонта автотранспорта страхователя. Наличие договора между СТОА и страховщиком не освобождает СТОА от исполнения своих обязательств перед страхователем.
Вместе с тем процедуры согласования могут существенно нарушать интересы страхователя, и именно в них кроется один из главных недостатков выплаты ремонтом. Ведь на практике СТОА и страховщик могут проводить согласования достаточно длительное время. При этом разногласия могут быть как по стоимости ремонта, так и по перечню работ. СТОА может не осуществлять ремонт, если у страховщика имеется задолженность за предыдущие ремонты.

Это обстоятельство вызывает серьезное недовольство у страхователей. Причиной недовольства является то, что в настоящее время подобные разногласия возникают на стадии "до ремонта автомобиля" или "до передачи отремонтированного автомобиля страхователю".
Главным недостатком сложившейся ситуации, на наш взгляд, является тот факт, что в настоящее время разногласия между СТОА и страховщиком фактически находятся вне правового поля, из процесса их урегулирования исключен важнейший субъект - страхователь, ради интересов которого в общем-то и создан институт КАСКО. При этом следует отметить, что создание необходимого правового поля представляется весьма затруднительным по той причине, что складывающиеся здесь отношения находятся в различных сферах правового регулирования, не допускающих взаимного проникновения.
Отношения между страхователем и СТОА подпадают под действие Закона "О защите прав потребителей". А согласно сложившейся практике Верховного Суда РФ отношения между страхователем и страховщиком под действие этого Закона не подпадают (ответ на вопрос N 2. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 1-й квартал 2008 г.: утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 мая 2008 г.).

В результате получается, что объем прав страхователя по отношению к СТОА будет больше объема прав страхователя по отношению к страховщику. Хотя по своей сути в данном случае взаимодействие между этими тремя субъектами происходит в рамках одного сложного общественного отношения. Поэтому такой разнобой в имеющемся правовом регулировании вряд ли может быть оправдан.
Представляется, что если договор страхования заключен физическим лицом не в связи с предпринимательской деятельностью, то нет никаких объективных причин исключать его из сферы действия Закона о защите прав потребителей. Об этом свидетельствует и разработка Министерством экономического развития РФ законопроекта о внесении поправок в Закон о защите прав потребителей, которые будут прямо предусматривать распространение его действия на отношения по страхованию.

Сказанное, на наш взгляд, является очевидным свидетельством ошибочности вывода отношений по страхованию из поля правового регулирования Закона о защите прав потребителей. Остается только надеяться на то, что Верховный Суд РФ пересмотрит свое мнение по этому поводу.

 

Выводы

 

Следует отметить, что принципиально механизм выплаты ремонтом, на наш взгляд, следует отнести к положительным явлениям, и нужно всячески поддерживать его дальнейшую правовую разработку. Относительно же имеющихся в этой сфере недостатков можно сказать следующее.
По настоящее время не было предложено ни одного приемлемого обоснования законности выплат ремонтом.
Предложение рассматривать выплаты ремонтом через совокупность механизма уплаты долга третьему лицу (страховщиком - СТОА по указанию страхователя) и исполнения обязательства третьему лицу (СТОА - обязанности страховщика перед страхователем) имеет серьезные внутренние противоречия, которые в настоящее время еще недостаточно осознаются теорией и практикой.
Отсутствие приемлемого обоснования является причиной неясного механизма правовых связей, возникающих при выплатах ремонтом.
Основная практическая проблема, связанная с выплатами ремонтом, состоит в том, что один из важнейших элементов этого механизма фактически находится вне сферы правового регулирования. Законодательное урегулирование вопроса о согласовании стоимости и объема ремонта, с вовлечением в эту процедуру страхователя и предоставлением ему необходимых прав, позволяющих реально влиять на результат такого согласования, в значительной степени могло бы решить многие конфликтные ситуации, возникающие в этой сфере в настоящее время.
На основании изложенного считаем необходимым внести изменения в Закон "Об организации СД", которые предусматривали бы выплату ремонтом в качестве исключения из правила о денежности страховых выплат.
 

Май 2012 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности