Страховой интерес и его свойства

 

Понятие страхового интереса

 

О страховом интересе как об одном из главных элементов страховых отношений я уже говорил. Теперь следует подробно изучить само это понятие.
Легальное определение интереса вообще и страхового интереса в частности отсутствует. Попытки определить или хотя бы как-то описать значение этого понятия предпринимались и предпринимаются до сих пор. В отношении страхового интереса наиболее полезной из всех имеющихся по этому вопросу работ является, на мой взгляд, статья В.И. Серебровского. В ней рассмотрено много различных определений интереса, и читатель сам сможет составить свое мнение относительно применимости того или иного определения.

Но, по-моему, до сих пор никто не сумел объяснить, что такое страховой интерес, лучше, чем английский судья Лоуренс в 1806 г. В решении по делу "Lucena v. Craufurd" он отмечал: "Тот человек может считаться заинтересованным в чем-либо, которому обстоятельства, сопутствующие предмету его интереса, могут создать преимущества или нанести вред... и для которого важно, чтобы состояние предмета его интереса, как с точки зрения сохранности, так и с точки зрения других его качеств, оставалось неизменным. Интерес не обязательно предполагает какие-то права на предмет интереса или на его часть и также не обязательно, чтобы имелось нечто, что могло бы быть физически утрачено, но необходимо наличие таких связей с предметом страхования, чтобы в результате воздействия опасности, от которой страхование производится, застрахованному лицу был причинен вред; и если человек находится в подобных обстоятельствах по отношению к определенным вещам, подверженным некоторым рискам или опасностям, либо, при наличии тех же рисков и опасностей, в определенной степени уверен в получении каких-то преимуществ или выгоды, можно сказать, что он заинтересован в сохранении данных вещей или преимуществ. Быть заинтересованным в сохранении чего-либо означает находиться в таких обстоятельствах по отношению к этому, чтобы получать выгоду от его существования и вред от разрушения" (Ivamy E.R.H. Op. cit. P. 18).

Другими словами, страховой интерес существует, если обстоятельства, в которых находится заинтересованное лицо, могут причинить ему вред, в том числе лишить его каких-то выгод. Очень важно подчеркнуть связь страхового интереса с возможным в будущем причинением вреда. Именно в этом и состоит смысл страхования - защита интереса на случай возможного причинения вреда.
Следует отметить, что здесь используется понятие вреда в очень широком смысле. Под вредом в страховании понимают не только возможность лишиться чего-то, но и не получить чего-то ожидаемого, не сохранить что-то, что желательно сохранить. Например, в этом смысле вредом будет являться потеря покупательной способности имеющихся у человека накоплений в результате инфляции или же достижение человеком возраста совершеннолетия. До этого момента у человека существовала определенная правовая защита, которой он лишается при наступлении этого события. В смысле страхования - это также форма вреда, и на случай наступления данного события также может осуществляться защита.
 

В личном страховании существует возможность осуществлять страховую защиту на случай практически любого события, произошедшего в жизни застрахованного лица (п. 1 ст. 934 ГК РФ). В § 3 настоящей главы будет более подробно рассмотрен смысл данной нормы страхового права, в том числе ее связь с возможным причинением человеку вреда.

Такое понимание вреда и страховых интересов настолько широко, что практически невозможно придумать интересы, обладающие перечнем определенных свойств (см. далее), которые нельзя было бы застраховать. Например, футбольные игроки страхуют свои ноги, а фотомодели - различные части своего тела.

Объяснение понятия интереса, данное судьей Лоуренсом, исходит именно из такого широкого понимания вреда и именно поэтому оно представляется мне наилучшим.

Таким образом, можно выделить следующие важные условия существования страхового интереса:

  • страховой интерес не существует сам по себе, он связан не с абстрактным кругом лиц, а с определенным заинтересованным лицом, т.е. это частный интерес;
  • страховой интерес связан, кроме того, с конкретными обстоятельствами, в которых находится данное лицо, с возможностью наступления событий, которые могут причинить вред заинтересованному лицу, страховой интерес - это оборотная сторона вреда до его причинения. Поэтому события, которые могут причинить вред и о которых здесь идет речь, называют опасностями.

Страховые интересы являются частными интересами конкретных заинтересованных лиц. Здесь следует отметить, что частные интересы имеются не только у частных лиц, но и у публичных образований. Например, интерес государства или государственных образований в сохранении принадлежащей им собственности является частным и может быть застрахован. Интерес государственного образования, связанный с возможными убытками от продажи ценных бумаг, принадлежащих этому образованию, также является частным и т.д.

 

Свойства страховых интересов

 

Четыре свойства страховых интересов. Любой ли интерес может быть застрахован? В конце XIX - начале XX в. по этому вопросу развернулись дискуссии. В.И. Серебровский, подводя их итоги, выделяет четыре свойства интереса, позволяющие ему быть застрахованным по российскому законодательству того периода. Эти свойства следующие. Интерес должен быть:

1) имущественным;

2) основанным на каком-либо юридическом отношении. В.И. Серебровский отмечает, что этим свойством наделил страховой интерес только действовавший в тот период Гражданский кодекс РСФСР;

3) частным, субъективным, т.е. принадлежать какому-либо лицу;

4) правомерным.

Л.Н. Клоченко и К.И. Пылов предъявляют еще одно требование к страховому интересу. Они пишут, что один из "...основополагающих критериев, по которым можно судить о том, поддается ли риск страхованию, - возможность денежной оценки страхового интереса". Эта позиция авторами никак не обосновывается. Между тем нетрудно понять ее природу. В данном случае, как и во многих других, делается ошибка: риск путается с интересом. Как показано в следующей главе настоящей работы, одним из атрибутов риска должна являться его вероятностная характеристика, всегда имеющая количественную оценку. С помощью ее и можно оценить риск (правда, не обязательно в деньгах). Оценка риска в личном страховании осуществляется через вероятность возникновения события, на случай наступления которого производится страхование. Оценка же риска в имущественном страховании - денежная и производится не через вероятность наступления события, а через вероятность причинения определенных убытков. Однако из того, что риск может быть застрахован, только если его можно количественно оценить, не следует, что это свойство должно быть присуще и интересу, так как интерес в отличие от риска не имеет атрибута, который всегда имел бы оценку. Так, не всегда могут быть количественно оценены возможные выгоды и возможный вред, являющиеся атрибутами интереса.

Рассмотрим четыре свойства страхового интереса, выделенные В.И. Серебровским.

Страховой интерес является частным, субъективным. Я уже неоднократно отмечал, что застрахован может быть только частный, субъективный интерес. Требование о субъективном характере интереса сохранено и в действующем страховом законодательстве. Это прямо следует из ст. 2 Закона о страховом деле, ст. ст. 929, 934 ГК РФ, в которых говорится об интересах конкретных лиц, а не об объективных интересах, связанных с данным имуществом или лицом.

Например, интерес государства, связанный с возможным недобором налогов, не может быть застрахован, поскольку этот интерес является чисто публичным. Не может быть застрахован интерес, связанный с общим увеличением стоимости жизни в результате инфляции. Может быть застрахован только интерес конкретного лица, связанный с увеличением стоимости жизни для него лично и (или) для его семьи. Общеизвестно, что страна страдает от коррупции, причиняющей всем нам огромный вред. Но застраховаться на случай причинения этого вреда нельзя, так как он не является частным, субъективным интересом.

Рассмотрим интересный пример, который приводит в своей статье автор из Новой Зеландии (Campbell A. Don't Be Lost: Different Conceptions of Loss in Insurance // Insurance Law Journal. 2009. Vol. 20. N 1. P. 40 - 51.). Хозяин старого дома застраховал его, в том числе на случай пожара. Но затем он решил снести дом и построить на этом месте апартаменты. Однако до того, как дом был снесен, он сгорел. Имеет ли право хозяин дома на получение возмещения? Ведь вред, на случай причинения которого был застрахован дом, причинен. Совершенно верный ответ, который дал в подобном деле австралийский суд, - нет, не имеет права. Собственнику дома никакого вреда не причинено - он даже выгадал на расходах по сносу дома. Объективно вред причинен, но причинен, если можно так выразиться, дому, а не его хозяину. Хозяин дома, решив его снести, утратил субъективный интерес в его сохранении. Отдельный вопрос о доказывании подобной утраты интереса рассмотрен в § 1 гл. 12 настоящей работы. Здесь же я привел этот пример для того, чтобы проиллюстрировать свойство субъективности страхового интереса.

Страховой интерес не обязательно является юридическим. Требование о юридическом характере страхового интереса выдвигалось только в ГК РСФСР 1922 г., которым руководствовался В.И. Серебровский. Сам Серебровский указывает, что в этой части ГК РСФСР 1922 г. расходится с западноевропейскими правопорядками. Более поздние ГК РСФСР 1964 г., Основы гражданского законодательства 1991 г. и ГК РФ не выдвигают такого требования к страховому интересу. В ГК РФ это требование сохранено лишь для интереса в сохранении имущества (п. 1 ст. 930 ГК РФ). Таким образом, по действующему российскому законодательству может быть застрахован любой фактический интерес, например интерес, связанный с возможным неполучением дохода.

Только для страхования имущества заинтересованному лицу необходим юридический титул в отношении данного имущества, вытекающий из закона, иного правового акта или договора.

Проблема имущественного характера страхового интереса. Является ли страховым только имущественный интерес? Из ст. ст. 929, 942 ГК РФ и п. 2 ст. 4 Закона о страховом деле с очевидностью следует, что объектом имущественного страхования может быть только имущественный интерес. Вопрос же о характере интереса, страхуемого при личном страховании, не так прост, несмотря на прямое указание в п. 1 ст. 4 Закона о страховом деле на то, что при личном страховании могут быть застрахованы лишь имущественные интересы. Ведь ст. 934 ГК РФ говорит о страховании на случай любого возможного вреда жизни или здоровью, т.е. личному нематериальному благу. А вред личному нематериальному благу может быть причинен как имущественный, так и неимущественный (моральный вред - физические и нравственные страдания).

Другими словами, вопрос об имущественном / неимущественном характере страхового интереса - это вопрос о страховании на случай причинения морального вреда. Следует его запретить или разрешить?

В гл. 1 настоящей работы я говорил о том, что при возникновении сложных вопросов мы будем обращаться к целям правового регулирования. Это тем более важно, когда речь идет о запрете на страхование определенных видов интересов.

В § 3 настоящей главы я подробно остановлюсь на данной проблеме, на анализе тех целей, с которыми в конце XVIII в. был введен этот запрет, и покажу, что в современное понимание страхования этот запрет не укладывается. Современные правопорядки разработали правовые средства, позволяющие ликвидировать возможные злоупотребления, которые и являлись целями его введения.

Таким образом, современные правопорядки позволяют застраховать как имущественный, так и неимущественный интерес.

Правомерность страхового интереса. Еще одно свойство страхового интереса, рассматриваемое В.И. Серебровским, - его правомерность. В п. 1 ст. 928 ГК РФ также установлен прямой запрет на страхование противоправных интересов.

Полагаю, правомерными следует считать любые интересы, которые не являются противоправными. Поэтому, отталкиваясь от термина "противоправный", который употребил в ст. 928 ГК РФ современный российский законодатель, я проанализирую вопрос о том, какие интересы следует признавать противоправными. И прежде чем формулировать общее положение о правомерности/противоправности интереса, рассмотрю ряд примеров.

Была застрахована автомашина, находившаяся на территории РФ в таможенном режиме временного ввоза, срок которого истек и не подлежал продлению. Страховщик поставил вопрос о противоправности застрахованного интереса. Страхователь же сослался на то, что он является законным владельцем автомашины, субъективная правовая связь между ним и автомашиной правомерна и поэтому правомерен интерес в ее сохранении.

Суды разрешают подобные споры по-разному. Так, Верховный Суд РФ признал интерес владельца нерастаможенной автомашины противоправным (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 20 августа 2004 г. по делу N 11-В04-12), Федеральный арбитражный суд Московского округа также признал такой интерес противоправным (Постановление ФАС Московского округа от 30 января 2001 г. N КГ-А40/40-01), а Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, напротив, считает, что он может быть и правомерным (п. 5 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75). При этом ни Верховный Суд РФ, ни Федеральный арбитражный суд Московского округа, ни Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не объяснили, по каким признакам они квалифицировали интерес как противоправный или правомерный.

Аналогично суды единодушно признают противоправным интерес при страховании имущественной ответственности (Дело в том, что большинство мер ответственности за нарушение таможенных правил состоят во взыскании стоимости (однократной или многократной) соответствующего товара) за нарушение таможенных правил (Постановления ФАС Московского округа от 30 ноября 2001 г. N КГ-А40/6935-01, от 4 июля 2002 г. N КГ-А40/4222-02, от 23 июля 2002 г. N КГ-А40/4615-02), не объясняя причины, по которым интерес при страховании имущественной ответственности за гражданское правонарушение правомерен, а интерес при страховании имущественной ответственности за административное (в данном случае таможенное) правонарушение - нет. Подобные решения, основанные лишь на внутреннем убеждении судей и без объяснения того, по каким признакам следует квалифицировать противоправность интереса, нельзя назвать систематическим толкованием. Эти позиции судов следует, конечно, учитывать как казуальные, но никаких общих выводов на них построить невозможно.

Примечание. В Англии, например, сегодня страхуют не только административную ответственность (разумеется, имущественную), но и имущественную ответственность за легкие уголовные преступления, хотя по свидетельству М.А. Кларка в начале XIX в. это было бы невозможно, поскольку подобное страхование рассматривалось бы как аморальное. (Clarke M.A. The Law of Insurance Contracts. L., 2004. 4th ed. P. 23-30-24-41).

Полагаю, можно попытаться построить конструкцию правомерного/противоправного интереса, опираясь на следующую логику. Поскольку право регулирует поведение людей, то правомерность/противоправность - это свойства, присущие поведению. Следовательно, правомерность/противоправность интереса следует выводить из правомерности/противоправности поведения, с которым связан интерес.

Для выяснения связи интереса и поведения вернемся к понятию интереса, которое было рассмотрено выше: интерес присутствует, когда заинтересованное лицо получает выгоду от существования предмета своего интереса и вред от его разрушения. Выгода всегда получается в результате какого-то поведения: действий или бездействия, в том числе воздержания от действий. Таким образом, мы можем связать правомерность/противоправность интереса с правомерностью/противоправностью того поведения, в результате которого заинтересованное лицо получает выгоду от существования предмета интереса.

Отсюда, например, следует, что правомерным или противоправным интерес делает не правомерность либо противоправность владения имуществом, а правомерность или противоправность получения возможного полезного эффекта в результате использования этого имущества или распоряжения этим имуществом. Интерес при страховании автомашины, находившей на территории России незаконно, является противоправным в том случае, если хозяин автомашины может неправомерно извлекать из этой автомашины пользу. Но, например, добросовестные приобретатели автомашин, объективно находящихся на территории РФ незаконно, извлекают из них пользу правомерно. Законность их поведения в отношении незаконно ввезенного имущества обеспечивает им их титул добросовестного приобретателя, который Конституционный Суд РФ распространил не только на отношения по виндикации (Постановление КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П). Аналогичный вывод делает и В.И. Серебровский.

Напротив, интерес при страховании любой имущественной ответственности является с этой точки зрения правомерным, так как он состоит в том, чтобы не лишиться части своего имущества, а продолжать беспрепятственно и вполне законно им пользоваться.

Из этих примеров видно, что несистематическая, интуитивная позиция судов в отношении правомерности/противоправности интереса систематически приводит их к ошибкам в квалификации.

Таким образом, интерес является правомерным, если правомерным является поведение заинтересованного лица, в результате которого оно извлекает выгоду (пользу) из предмета интереса. Наоборот, если поведение, в результате которого из предмета интереса извлекается выгода (польза), является противоправным, то и интерес противоправен.

Проблема правомерности/противоправности интереса, связанного с возможной административной ответственностью. В проблеме правомерности/противоправности интереса, связанного с возможной административной имущественной ответственностью, имеется один аспект, который желательно здесь подробно обсудить.

Существует отличие между гражданской и административной имущественной ответственностью, существенно влияющее на возможность ее страхования. Гражданская ответственность является компенсаторной и не имеет характера наказания, кроме, пожалуй, штрафной неустойки. Административная же ответственность - всегда наказание за административное правонарушение, тем более наказанием являются штрафы за уголовные преступления. Страхование имущественной административной (уголовной) ответственности позволит нарушителю избежать наказания за общественно опасное деяние и тем самым сведет на нет значение самого наказания.

Однако возможность или невозможность страхования какого-либо интереса не тождественна правомерности/противоправности этого интереса. Например, в ст. 928 ГК РФ установлен запрет страхования расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников. Очевидна цель этой нормы: избежать массового появления страховых мошенников, желающих получить страховую выплату путем захвата заложников. Между тем интерес лица, принуждаемого к таким расходам, правомерен.

Нормы ст. 928 ГК РФ как раз и рассчитаны на тот случай, когда какой-либо вид страхования считается законодателем общественно вредным. Законодатель в этом случае его позитивно запрещает. Так же следует поступить и с административными штрафами.

Однако административная ответственность не всегда связана с наказанием, особенно это касается таможенной ответственности. Интересы в приведенных выше примерах страхования таможенной ответственности правомерны, и их страхование, на мой взгляд, полностью лишено общественной опасности.

Недостаточное продумывание данной проблемы как законодателем, так и судами привело в данном случае к тому, что в России, по существу, оказался под запретом вид страхования, остро необходимый таможенным перевозчикам и широко практикуемый во всем мире.

 

Интересы, которые могут быть застрахованы

 

Страховыми могут быть интересы:

  • только частные, субъективные;
  • как юридические, так и фактические (при страховании имущества только юридические);
  • как имущественные, так и неимущественные;
  • только правомерные.

Кроме того, в п. п. 2, 3 ст. 928 ГК РФ установлены запреты на страхование двух видов интересов - убытков от участия в играх, лотереях и пари, а также расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников.

Если интерес обладает перечисленными выше четырьмя свойствами и не относится к интересам, указанным в п. п. 2, 3 ст. 928 ГК РФ, он может быть застрахован.

Однако, во-первых, перечень запрещенных к страхованию интересов желательно было бы дополнить, тщательно его продумав; во-вторых, судебная практика de facto расширяет этот перечень, запрещая страхование и других видов интересов, но для законности своих решений признает эти интересы противоправными, хотя они таковыми, на мой взгляд, не являются.

 

Доказывание наличия страхового интереса

 

Во многих случаях наличие страхового интереса, являющегося объектом страховой защиты, именно у того лица, которому защита предоставляется, очевидно и не требует доказывания. Тем не менее в определенных случаях с этим возникают проблемы, и здесь мы рассмотрим правовые механизмы, которые российский правопорядок использует для разрешения наиболее сложных из этих проблем.

 

Легальное признание наличия интереса

 

Выше я говорил о том, что страховой интерес - это оборотная сторона вреда до его причинения, т.е. страховой интерес существует там и тогда, где и когда возможно причинение вреда. Но существуют как минимум два типа отношений, на которые законодательство распространяет правовую модель страхования, но в которых наличие подлежащего защите интереса не очевидно.

Рассмотрим с этой точки зрения отношения, возникающие при перестраховании и при страховании на случай достижения застрахованным лицом определенного возраста.

В отношениях по перестрахованию ответ на вопрос о том, причиняет ли вред страховщику страховая выплата, совершенно не очевиден. Ведь выплачивая страховое возмещение, он просто исполняет свою обязанность по договору, и в этом смысле любую передачу имущества одним лицом другому во исполнение своей договорной обязанности следовало бы считать причинением вреда. Но так никто, разумеется, не считает. Однако в ст. 967 ГК РФ законодатель прямо признает возможность применения правовой модели страхования и на случай перестрахования. Другими словами, в том случае, когда наличие страхового интереса более чем спорное, законодатель, по существу, легально признает его наличие, и спор о правомерности страхования интереса, связанного с возможной выплатой страховщиком страхового возмещения, отпадает сам собой. Необходимость доказывания в этом случае наличия страхового интереса отсутствует.

Такой же законодательный прием использован в п. 1 ст. 934 ГК РФ для личного страхования на случай достижения застрахованным лицом определенного возраста. Спорным является вопрос о том, какой вред может быть причинен застрахованному лицу при достижении им определенного возраста. Если в случае пенсионного возраста еще можно говорить об утрате трудоспособности и проч., то в случае, когда договор страхования заключают родители на случай достижения ребенком совершеннолетия, возможность причинения вреда застрахованному лицу самим фактом достижения им совершеннолетия неочевидна и может вызвать споры. В связи с этим и в данном случае законодатель позитивно в тексте нормы признал возможность применения правовой модели страхования, т.е., когда наличие интереса более чем спорно и возможности его доказывания проблематичны, законодатель легально признал наличие страхового интереса, исключив тем самым споры по данному вопросу.

Такой законодательный прием использован законодателем лишь в двух рассмотренных случаях и, разумеется, не является и не может являться регулярным. Однако в принципе возможность использования данного приема следует иметь в виду.

 

Презумпция наличия интереса

 

В практике страхования имущества часто встречались и до сих пор встречаются (Определение ВАС РФ от 3 сентября 2010 г. N ВАС-11371/10) споры о наличии у страхователя (выгодоприобретателя) страхового интереса. Спор всегда возникает в связи с попыткой страховщика при наступлении страхового случая признать недействительным заключенный договор страхования, чтобы не делать большую выплату. Используются различные удобные для этого нормы гл. 48 ГК РФ.

Примечание. Особенно частыми эти споры были в первое десятилетие после введения в действие части второй ГК РФ.

Существует два типа таких споров. Первый: страховщик подает самостоятельный иск о признании недействительным договора страхования, в том числе это может быть встречный иск. Второй: ссылка на недействительность договора страхования используется в качестве возражения на исковое требование о страховой выплате без подачи страховщиком самостоятельного иска.

Общая схема поведения страховщиков следующая: если интерес предлагается на страхование, его следует застраховать без всякой проверки и получить премию, а вот если страховой случай наступит, тогда и станем разбираться в интересах, требовать документы и проч.

Достаточно очевидна недобросовестность подобного поведения в подавляющем большинстве случаев независимо от той формы, в которой выражены соответствующие требования страховщика: в форме самостоятельного иска или в форме возражения на иск. Однако в § 3 гл. 1 я уже говорил о том, что общая оговорка о добросовестности в российском гражданском праве отсутствует, но судам тем не менее нужно как-то на это реагировать.

В связи с этим судебной практикой была выработана для подобных случаев презумпция наличия интереса. На эту презумпцию впервые было указано Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ (Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (п. 2): информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75). Смысл указания Президиума в том, что при наличии заключенного договора страхования бремя доказывания отсутствия интереса лежит на лице, заявляющем о его отсутствии. Другими словами, в данном случае страховщику предлагается доказывать отрицательный факт, что всегда крайне затруднительно. По общим правилам доказывания подлежат доказыванию положительные факты, но не отрицательные. В самом деле, как страховщик сможет доказать, что страхователь, застраховавший чужую автомашину, не является ее арендатором?

Тем не менее в определенных случаях законодатель возлагает обязанность доказывания отрицательных фактов. Для этого бремя доказывания перераспределяется путем установления презумпций. Наиболее известной из таких презумпций является презумпция вины лица, совершившего гражданское правонарушение, закрепленная в п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ. Правонарушитель для освобождения от ответственности должен доказать отрицательный факт - отсутствие своей вины.

В страховых отношениях такой презумпции законодатель не установил. Однако имеется ст. 945 ГК РФ, предоставляющая страховщику право оценивать страховой риск. Но при той связи, которая имеется между страховым риском и страховым интересом (см. § 1 гл. 5 настоящей работы), при оценке страхового риска автоматически оценивается и наличие страхового интереса. Именно этим суды объясняют возложение на страховщика бремени доказывания отсутствия интереса. Общая логика такова: страховщик имел все возможности проверить наличие интереса при заключении договора страхования, и, если он заключил договор, предполагается, что интерес при заключении договора имелся. Таким образом, несмотря на отсутствие закрепления указанной презумпции в законодательстве, суды выводят ее из действующих норм.

Примечание. Развитие позиции, изложенной по этому вопросу в Обзоре Президиума ВАС РФ, см. в Постановлении ФАС Уральского округа от 5 мая 2008 г. N Ф09-3045/08-С5, Постановлении Десятого ААС от 17 апреля 2009 г. по делу N А41-25393/08, Постановлении Девятого ААС от 14 августа 2008 г. N 09АП-9112/2008ГК.

Кроме того, в последнее время при ссылке страховщика на несоответствие договора страхования закону суды выработали подход, позволяющий им отказывать в защите интересов недобросовестным страховщикам в отсутствие оговорки о добросовестности. Для иллюстрации этого подхода приведу цитату из судебного акта: "...договор страхования заключен на предложенных страховой компанией условиях, являющихся общими для всех лиц, обращающихся за страхованием... Это означает, что заключение подобных договоров распространено в практике страховой компании и она, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг и считая себя добросовестным контрагентом, осознает правовые последствия данных договоров. Сославшись в рамках настоящего дела на несоответствие заключенного на ее условиях договора страхования закону, страховая компания нарушила пределы осуществления гражданских прав, установленные статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" (Постановление Президиума ВАС РФ от 13 апреля 2010 г. N 16996/09). Эта вполне разумная позиция стала в настоящее время достаточно распространенной, и ее можно встретить и в других судебных актах арбитражных судов.

К сожалению, в системе судов общей юрисдикции Верховный Суд РФ мало уделяет внимания общим вопросам страхового права и подобные вопросы не рассматривал.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности