Объект личного страхования

 

Проблема объекта личного страхования

 

В первоначальной редакции ст. 2 Закона о страховом деле страхование определялось как защита имущественных интересов. Этой норме корреспондировала и ст. 4 данного Закона, в которой подчеркивалось, что объектом как имущественного, так и личного страхования является имущественный интерес.

В ГК РФ указанный вопрос урегулирован иначе. Объектом имущественного страхования Кодекс признает имущественный интерес (ст. ст. 929, 942, 947), а про объект личного страхования умалчивает. Так, в ст. 934 об интересах вообще ничего не говорится. Показательна в этом отношении и ст. 942. Если в качестве существенного условия договора имущественного страхования в ней назван объект страхования и подчеркнуто, что это имущественный интерес, то в качестве соответствующего существенного условия договора личного страхования названо застрахованное лицо, которое, очевидно, является субъектом, а не объектом страхования. В ГК РФ нет норм, в которых с достаточной определенностью был бы упомянут объект личного страхования либо страховой интерес в личном страховании.
Дополнительную путаницу в этот вопрос внесла новая редакция Закона о страховом деле. В ней из ст. 2 указанного Закона было изъято упоминание об имущественном характере интереса, но в ст. 4 этого Закона оно осталось.

Таким образом, вопрос об объекте личного страхования в российском законодательстве нельзя считать определенным.
В европейском праве этот вопрос решен по-разному. Так, в Великобритании еще Законом о страховании жизни 1774 г. было введено требование наличия у получателя выплаты имущественного интереса в жизни застрахованного лица. В континентальных же правовых системах такого жесткого требования нет (см. ст. 159 германского Закона о страховом договоре 1908 г., ст. 74 швейцарского Закона о страховом договоре 1908 г., ст. ст. 1882 и 1919 ГК Италии). Ни в германском, ни в швейцарском Законах, ни в ГК Италии также нет упоминаний о необходимости наличия страхового интереса при личном страховании.

Тем не менее вопрос об объекте личного страхования требует разрешения, поскольку иначе неясна природа личного страхования. Если в личном страховании нет объекта страхования, т.е. интереса, подлежащего защите, то под вопрос ставится и защитный характер личного страхования. В отсутствие объекта страхования - страхового интереса - принцип компенсации для личного страхования не будет действовать и возникнет вопрос об игровом характере отношений личного страхования.

 

Критика имеющихся вариантов решения вопроса

 

Первый вариант решения состоит в том, чтобы признать отсутствие объекта страхования в личном страховании. В пользу этого говорят прежде всего тексты континентальных кодексов, включая ГК РФ, в которых об объекте личного страхования даже не упоминается, а говорится лишь о застрахованном лице.

Очень характерна в этом смысле ст. 1882 ГК Италии. В ней дается следующее определение договора страхования: "Страхование - это контракт, по которому страховщик, против уплаты премии, обязуется возместить страхователю в обусловленных пределах убытки, вызванные несчастным случаем, либо выплачивать капитал или ренту при наступлении события, относящегося к жизни человека" (Codice Civile. Con il trattato CE e leggi complementari / Ed. by G. Simone. Napoli, 2000). Обращает на себя внимание, что для обозначения страхового случая при страховании убытков (danno) использован термин "несчастный случай" ("sinistro" Итальянское слово "sinistro" может обозначать любое вредоносное событие), а для обозначения страхового случая при страховании жизни (vita umana) - "событие" ("evento"). Другими словами, при страховании жизни страховым случаем может быть любое событие в жизни, а при страховании убытков - только вредоносное.

Примечание. В Италии нет деления на личное и имущественное страхование, а есть деление на страхование убытков и страхование жизни (при буквальном переводе выражения "assicurazione sulla vita").

В российском праве уже давно был высказан тезис о том, что договор имущественного страхования и договор личного страхования - это совершенно разные договоры. Первый направлен на компенсацию вреда, а второй не имеет связи с компенсацией вреда, так как о вреде в личном страховании говорить не приходится.

Однако, как уже было отмечено в § 3 гл. 1 настоящей работы, при обсуждении отличия страхования от игр и пари, единственное, что отличает страхование от игр и пари, является наличие страхового интереса, который подлежит защите. Один из судов США в 1881 г. отметил в своем решении следующее: "Во всех случаях должно существовать разумное основание, вытекающее из взаимоотношений участников договора, которые могут быть денежными, а также обусловлены кровным или иным близким родством, чтобы ожидалась какая-либо выгода или преимущество от продолжения жизни застрахованного лица. В противном случае контракт является не чем иным, как пари, по которому сторона, получающая полис, прямо заинтересована в ранней смерти застрахованного" (Keeton R.E., Wides A.I. Op. cit. P. 178 – 179).

Кроме того, несмотря на то, что упоминание о страховом интересе при личном страховании в ГК РФ отсутствует, никто не ставит под сомнение наличие риска в отношениях по личному страхованию. Во многих нормах ГК РФ термин "риск" упоминается по отношению к любому страхованию, а не только к имущественному. Однако, как будет показано в следующей главе настоящей работы, риску всегда сопутствует интерес, а интересу - риск. К этому можно добавить, что из всех событий, на случай наступления которых осуществляется личное страхование, российский законодатель в п. 1 ст. 934 ГК РФ выделил "причинение вреда жизни или здоровью", а, как я писал выше, интерес - это оборотная сторона вреда.

По всем этим причинам большинство современных отечественных авторов, исследующих страховой интерес, не ставят под сомнение наличие объекта страхования - страхового интереса - и в личном страховании.

Наиболее распространенный среди исследователей вариант решения рассматриваемой проблемы - объектом личного страхования так же, как и имущественного, является имущественный интерес. Например, С.А. Рыбников в 1948 г. писал, что личное страхование, так же, как и имущественное, должно строиться на возмещении убытков. В настоящее время не в точности такой, но аналогичный подход основан прежде всего на тексте ст. 4 Закона о страховом деле.

Однако в этом случае многие страховые договоры не могут признаваться действительными. Например, сын, который находится на иждивении отца, сможет заключить действительный договор страхования на случай смерти отца, поскольку со смертью отца он лишится содержания, т.е. он имеет имущественный интерес в его жизни. Напротив, сын, на иждивении которого находится престарелый отец, не сможет заключить действительный договор страхования его жизни, поскольку никакого имущественного интереса в жизни отца у него нет (Ivamy E.R.H. Op. cit. P. 22). Со смертью отца он лишь избавится от лишних расходов. Нет объекта страхования - нет и самого страхования.

Гражданский кодекс РФ и другие континентальные правопорядки все же допускают такое страхование. Очевидные для подобных договоров возможности злоупотреблений существенно уменьшаются за счет требования о согласии на личное страхование застрахованного лица.

В этом случае встает, однако, вопрос о природе имущественного интереса, являющегося объектом личного страхования. Одно из объяснений природы этого интереса состоит в том, что и имущественное, и личное страхование осуществляются на случай убытков. Однако в имущественном страховании убытки могут быть подсчитаны, и поэтому подлежит возмещению именно сумма убытков. В личном же страховании убытки в принципе существуют, но подсчитать их практически невозможно, поэтому законодатель допускает при личном страховании выплату заранее согласованной суммы без доказывания факта причинения убытков и их расчета, так же как, например, в случае неустойки. Эта точка зрения подробно проанализирована В.И. Серебровским, ее же придерживаются Л.Н. Клоченко и К.И. Пылов.

Однако это не объясняет, почему в рамках континентальных правопорядков, в том числе современного российского, сын, на иждивении которого находится престарелый отец, может заключить действительный договор страхования на случай смерти отца. Ведь со смертью отца сын определенно никаких убытков не понесет, кроме, пожалуй, похоронных расходов. Однако ему вовсе не возмещаются похоронные расходы, а выплачивается определенная сумма. Поэтому К.Е. Турбина разработала другое объяснение имущественной природы интереса в личном страховании. Основываясь на нормах § 2 гл. 59 ГК РФ, которые регулируют порядок определения суммы, подлежащей выплате при причинении вреда жизни или здоровью гражданина, эта автор предлагает такое рассуждение: "Обязанности лиц по возмещению вреда, причиненного личности граждан, являются неотъемлемой и важнейшей составляющей обязательственных прав и поэтому порождают правомерные имущественные интересы страхователя". Другими словами, интерес при страховании жизни и здоровья является имущественным, поскольку он состоит в получении денег от лица, причинившего вред.

Однако обязанность по уплате указанной суммы денег возникает только при причинении вреда. До причинения вреда такой обязанности нет. Следовательно, и интерес в получении этой суммы до причинения вреда, т.е. до наступления страхового случая, отсутствует и не ясно, что же является тогда объектом защиты. Эту недоработку пытаются поправить В.С. Белых и И.В. Кривошеев, которые пишут: "В рамках договора личного страхования предметом страховой охраны является нематериальное благо, защита которого порождает страховой интерес его носителя, реализуемый через имущественное право на получение страховой суммы". Здесь имущественный характер имеет интерес, связанный с правом на получение денег, но не от причинителя вреда, а от страховщика по договору страхования.

Однако недостаточно только наличия интереса в получении определенной суммы денег по договору, чтобы считать отношения страховыми. Если единственным интересом страхователя является его интерес в получении выплаты от страховщика, подобные отношения следует квалифицировать как игру. При заключении договора страхования имеются два различных интереса: интерес в получении выплаты (который присутствует также в играх, пари, лотереях) и, по выражению М.И. Брагинского, "интерес в том, чтобы страховой случай не наступил". Объектом страхования является последний.

Такое объяснение имущественной природы страхового интереса, подлежащего защите при личном страховании, приводит к тому же результату, что и отказ признать наличие в этих отношениях интереса как объекта защиты.

Возникает ситуация, когда оба имеющихся ответа на вопрос об объекте личного страхования - нет объекта защиты или объектом защиты является имущественный интерес, связанный с жизнью, здоровьем и проч., - не могут быть признаны удовлетворительными. Признание отсутствия объекта защиты превращает личное страхование в игру или пари, а признание в качестве объекта защиты имущественного интереса либо также превращает личное страхование в игру или пари, либо не позволяет объяснить возможность заключения договора страхования жизни лица, от которого страхователь никак не зависит материально.

 

Страховой интерес в личном страховании

 

Попытаемся понять природу страхового интереса в личном страховании, отталкиваясь от перечисления групп событий, на случай наступления которых такое страхование осуществляется (см. п. 1 ст. 934 ГК РФ). Эти группы событий следующие:

1) причинение вреда жизни или здоровью гражданина;

2) достижение гражданином определенного возраста;

3) наступление в жизни гражданина иного предусмотренного договором события.

 

Причинение вреда жизни или здоровью гражданина

 

В первой группе событий речь идет о причинении вреда личным нематериальным благам. В данном случае совершенно ясно, что объект страхования налицо и этим объектом является интерес, связанный с возможным причинением вреда данным благам, другими словами, интерес в том, чтобы этот вред не был причинен. Каков же характер этого интереса и является ли он имущественным?
На рисунке показаны возможные последствия причинения вреда жизни или здоровью:

Полагаю, понятно, что при причинении вреда жизни или здоровью могут возникнуть прямые убытки, т.е. дополнительные расходы, которые приходится понести либо на лечение, либо на репатриацию тела, похороны и проч. Также понятно, что в обоих случаях причиняются физические и нравственные страдания, или моральный вред. Могут возникнуть и косвенные убытки. Например, травма, полученная в юности, может привести к серьезным расходам в пожилом возрасте, так как механизмы, компенсировавшие последствия этой травмы, перестают работать.

При этом для прямых убытков могут быть доказаны как их причинно-следственная связь с произошедшим событием, так и величина этих убытков. Для косвенных убытков доказывание причинно-следственной связи весьма проблематично. Следовательно, проблематично и доказывание их величины. А для морального вреда нет способа определения величины, кроме как в судебном порядке.

Поэтому при страховании на случай причинения вреда жизни или здоровью можно ставить вопрос о возмещении прямых убытков, но лишь в том случае, если остальные последствия причинения вреда не страхуются. Именно так поступают в медицинском страховании, при котором страхуются расходы на медицинскую помощь. В медицинском страховании застрахованный интерес является чисто имущественным.

О включении в личное страхование косвенных убытков пишут Л.Н. Клоченко и К.И. Пылов: "...страхование имущества всегда основывается на существовании убытков, тогда как страхование лица - только на возможности таких убытков...". Данное рассуждение не вполне корректно, так как речь идет не о существовании либо возможности убытков, но об их доказуемости либо недоказуемости. Однако сама мысль этих авторов ясна - данное рассуждение приведено ими для того, чтобы объяснить, почему законодатель не требует доказывания убытков в личном страховании, а допускает уплату заранее согласованной суммы. Кстати, иногда возникает и проблема с доказыванием величины прямых убытков, при том что их наличие очевидно, например, если документы по оплате каких-то расходов утеряны и их восстановление затруднено.

При страховании на случай причинения вреда жизни или здоровью человека, как правило, не требуют доказывать его расходы, а выплачивают заранее согласованную сумму. Однако при желании можно застраховать и конкретные расходы (например, медицинское страхование), и тогда страховщик будет оплачивать именно расходы, т.е. прямые убытки. При этом я не вижу никаких причин не включать в объект личного страхования на случай причинения вреда жизни или здоровью моральный вред, причиненный смертью или повреждением здоровья.

На мой взгляд, когда при страховании на случай причинения вреда жизни или здоровью выплачивают заранее согласованную сумму, страхование осуществляется на случай причинения вреда этим личным нематериальным благам любых возможных последствий, как имущественных, так и неимущественных.

Если рассматривать личное страхование как страхование на случай любых возможных последствий причинения вреда любым личным нематериальным благам (а не только жизни или здоровью), то легко ответить на все поставленные выше вопросы.

Личное страхование не является игровой сделкой, так как при личном страховании защищается интерес, связанный с любыми возможными последствиями причинения вреда личным нематериальным благам. Этот интерес может быть как имущественным, так и неимущественным, поскольку последствия могут быть и имущественными, и неимущественными.

Сын, содержащий отца, может застраховать его жизнь, так как в случае смерти отца ему причиняется вред, правда неимущественный, но ничто не препятствует страховать интерес, связанный с возможным причинением морального вреда. Ввиду крайней затруднительности доказывания подобного нематериального вреда и во избежание возможных злоупотреблений такое страхование должно быть подтверждено согласием на него застрахованного лица, как принято во всех континентальных правопорядках.

 

Достижение гражданином определенного возраста

 

Рассмотрим теперь вопрос о том, как может быть обоснован защитный характер отношений при страховании на случай достижения лицом определенного возраста.

Когда речь идет о пенсионном возрасте и, соответственно, о пенсионном страховании, вопрос ясен: снижается трудоспособность, активность, т.е. причиняется вред здоровью со всеми последствиями. Но часто родители страхуют детей до достижения ими совершеннолетия, до вступления в брак и т.д. Во всех таких случаях люди копят деньги до наступления соответствующего события.

Однако не следует забывать, что соответствующего события может и не произойти, - человек может не дожить до предусмотренного в договоре возраста. Для таких ситуаций в договоре предусматривается выплата определенной суммы - не заключаются договоры, в которых в случае смерти страхователя (другого застрахованного лица) все накопленные деньги остаются страховщику.

Таким образом, при страховании на дожитие защита осуществляется на случай причинения вреда жизни. Но при этом в договор включается дополнительное условие о выплате накопленной суммы в случае, если вредоносное событие не произойдет.

В § 1 настоящей главы уже было показано, что во избежание споров по вопросу о наличии интереса в связи с дожитием до определенного возраста законодатель позитивно указал на возможность применения страховой модели к отношениям такого рода.

 

Наступление в жизни гражданина иного предусмотренного договором события

 

В тексте нормы следует отметить важные слова "в жизни" - законодатель подчеркивает, что событие должно произойти именно в жизни страхователя (другого застрахованного лица). Это следует понимать так, что событие может произойти, а может и не произойти, поскольку человек до него не доживет.

Здесь имеется аналогия с достижением определенного возраста, только речь идет не о достижении определенного возраста, а о другом событии. Человек либо доживет до определенного возраста, либо не доживет, может дожить до вступления в брак, а может и не дожить. Страховой риск состоит именно в дожитии или недожитии.

Именно поэтому в п. 1 ст. 32.9 Закона о страховом деле страхование на случай смерти, дожития до определенного возраста, наступления другого события названо страхованием жизни.

Если же у человека сгорит застрахованная дача - формально это тоже, конечно, событие в жизни данного человека, но оно не имеет отношения ни к личному страхованию вообще, ни к страхованию жизни в частности, так как при таком страховании речь не идет о том, доживет человек до того момента, как его дача сгорит, или не доживет. Страховой риск в данном случае проявляется не в дожитии. Соответственно и для рассматриваемого случая страхование осуществляется на случай причинения вреда жизни, т.е. имеет защитный характер.

Таким образом, объектом личного страхования является интерес (имущественный либо неимущественный), связанный с возможным причинением вреда личным нематериальным благам.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности