Существенные условия договора страхования

 

 

Условия, являющиеся существенными. Высказываются различные точки зрения относительно того, какие условия договора следует признавать существенными. Но здесь я не стану вдаваться в теоретические споры, а подойду к этому вопросу практически. Всех интересуют те условия, без позитивного согласования которых невозможно признать договор страхования заключенным.

Рассмотрим предусмотренные законом условия, без которых договор не будет считаться заключенным.

 

Предмет договора страхования

 

В соответствии ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ важнейшим условием любого договора является условие о его предмете. Предмет договора страхования уже определен в п. 1 ст. 929 ГК РФ для имущественного страхования и в п. 1 ст. 934 ГК РФ для личного страхования. Следует ли в каждый договор страхования переписывать этот текст?
В одном из дел суд, анализируя договор перестрахования, указал, что его предмет полностью определен законом и не обязательно его переписывать из п. 1 ст. 967 ГК РФ (Постановление ФАС РФ Московского округа от 4 марта 1999 г. N КГ-А40/460-99). Это справедливо, конечно, и в отношении договоров страхования. Если из текста договора и без того ясно, что это договор страхования, и понятно, какого именно страхования - имущественного или личного, то нет нужды переписывать предмет договора страхования из ст. 929 или ст. 934 ГК РФ в текст договора.

Если же стороны решили заключить договор со сложной правовой природой и включить в него страховой элемент, то лучше, конечно, текст из нормы ГК РФ переписать дословно, чтобы при возникновении спора для подтверждения страхового характера отношений сослаться на норму закона. Другими словами, с предметом договора страхования особенных проблем не возникает.

 

Условия, указанные в ст. 942 ГК РФ

 

Помимо предмета договора, как отмечено в ст. 942 ГК РФ, обязательному согласованию в договоре страхования подлежат:

  • условие об объекте страхования, которым для договоров имущественного страхования является описание определенного имущества или иного имущественного интереса; для договоров личного страхования условие об объекте страхования согласовывается указанием в договоре застрахованного лица (застрахованных лиц);
  • условие о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование;
  • условие о размере страховой суммы;
  • условие о сроке действия договора.

Ясно, что без согласования в договоре страхования данных условий договор не может считаться заключенным просто в силу прямого указания закона.
Ниже я подробно рассмотрю первые три из этих условий; условие о сроке действия договора страхования очень подробно изучалось в § 2 и 3 гл. 7, и здесь нет необходимости повторяться.

 

Величина страховой премии и порядок ее уплаты

 

Из важных условий договора страхования остались еще величина страховой премии (платы за страхование) и порядок ее уплаты. Но настолько ли они важны, что без их согласования договор страхования не будет иметь юридической силы?
Если строго следовать тексту нормы ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ, то к существенным условиям договора относятся не только те, которые указаны в законе как существенные (в данном случае они перечислены в ст. 942 ГК РФ), но и указанные в законе как необходимые. Пункт 1 ст. 954 ГК РФ гласит: "Под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования".

Буквально толкуя эту норму, можно сделать вывод, что закон считает эти условия необходимыми для договоров страхования и они должны быть "установлены договором страхования". В частности, такого мнения придерживаются М.И. Брагинский, Л.Н. Клоченко и К.И. Пылов. Однако посмотрим, как обстоит дело на практике.

 

Величина премии

 

Прежде всего рассмотрю наиболее распространенный вариант, когда договор заключается по стандартной форме, разработанной страховщиком (п. 3 ст. 940 ГК РФ). В таких формах всегда есть графа для указания величины страховой премии. Мне не приходилось встречаться со стандартизованными договорами (полисами) страхования, в которых отсутствовала бы такая графа. Если при наличии такой графы она не заполнена, договор, конечно, следует признать незаключенным в силу ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ, так как страховщик явно заявил о необходимости достигнуть соглашения по этому условию, которое не было достигнуто.

Примечание. Теоретически, конечно, можно себе представить договор стандартной формы, не включающий условие о премии, но с таким случаем надо специально разбираться - что имел в виду страховщик и не опечатка ли это. Без проверки признавать такой договор заключенным я бы не стал.

Если же договор заключается не в стандартной форме, то отсутствие в нем условия о величине премии не вполне понятно. Договор страхования всегда возмездный (п. 1 ст. 929, п. 1 ст. 934 ГК РФ), но как определять величину премии, если ее нет в договоре? По норме п. 1 ст. 424 ГК РФ для договоров страхования это невозможно, так как величина премии зависит от конкретного риска, который может оценить только страховщик (ст. 945 ГК РФ).

Можно представить себе следующую ситуацию. Заключается договор страхования не в стандартной форме, и в нем не указана величина премии. Но страховщик выставляет страхователю счет на премию, который тот и оплачивает. В данной ситуации может возникнуть спор не о наличии или отсутствии в договоре условия о величине премии, а о порядке достижения соглашения по этому условию договора (см. § 1 гл. 7). Если соглашение по условию о величине премии будет признано достигнутым, то и договор будет признан заключенным.

Примечание. Именно такая ситуация возникла в одном из дел (Постановление ФАС Московского округа от 18, 26 января 2007 г. N КГ-А40/13446-06).

Порядок уплаты премии. Что же касается порядка уплаты премии, то речь идет, во-первых, о сроке уплаты премии, который может и не быть указан в договоре, так как по общему правилу п. 1 ст. 957 ГК РФ договор все равно вступит в силу с момента уплаты премии. Причем в случае вступления в силу договора страхования в момент уплаты премии срок уплаты премии вообще не будет иметь никакого правового значения. Действительно, срок уплаты премии - это срок исполнения обязательства по уплате премии, но до вступления договора страхования в силу никаких обязательств из него не может возникнуть (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования").

Во-вторых, имеется два варианта порядка уплаты премии: единовременно или в рассрочку. В этом вопросе по умолчанию действует правило: если не указана рассрочка, то премия платится единовременно. Исключений из этого правила мне встречать не приходилось. И полагаю, вряд ли найдется такой судья, который признает договор страхования незаключенным, если в нем указана величина премии, но не указано, платится ли она единовременно или в рассрочку. Нет рассрочки - значит, единовременно. На мой взгляд, это очевидное умолчание.

Все остальные условия, которые можно отнести к порядку уплаты премии, например уплата наличными или путем перечисления на расчетный счет, явно не являются существенными условиями, без которых договор можно признать незаключенным.

Таким образом, величина премии - существенное, обязательное условие договора страхования, без которого нет и договора страхования. Это предопределено тем, что договор страхования всегда возмездный, а величина премии существенно зависит от принимаемого на страхование риска, и невозможно указать какое-то простое общее правило для ее определения, когда в договоре или в документах, прямо относящихся к договору (таких, например, как счет на уплату премии), она позитивно не указана.

Порядок же уплаты премии не так важен, как величина премии - без указания в договоре порядка уплаты премии договор страхования может существовать. Ведь существует простое общее правило, позволяющее определить, как должна платиться премия, если величина ее в договоре указана, но порядок ее уплаты не уточнен.

 

Условие об объекте страхования

 

Условие об объекте страхования в договорах имущественного страхования

 

В § 2 гл. 4 настоящей работы я уже останавливался на вопросе о том, что объектом имущественного страхования является не имущество, а интерес, связанный с этим имуществом. Здесь я рассмотрю вопрос о том, как должно согласовываться это договорное условие.

Прежде всего, несмотря на то что объектом страхования является не само имущество, а связанный с ним интерес, условие об объекте страхования может согласовываться и путем указания в договоре на застрахованное имущество. Об этом, собственно говоря, и написано в подп. 1 п. 1 ст. 942 ГК РФ.

Например, в договоре страхования имущества указание застрахованного имущества - это единственный разумный способ согласования условия об объекте страхования.

В других разновидностях договоров имущественного страхования объект страхования также может согласовываться указанием на имущество. Например, в договорах ОСАГО объектом страхования является гражданская ответственность владельцев конкретной автомашины, и в договоре обязательно указывается автомашина, при эксплуатации которой страхуется ответственность ее владельцев. Но в этих договорах могут быть описаны и другие характеристики объекта страхования, например период эксплуатации автомашины.

В других договорах имущественного страхования объект страхования может определяться в договоре указанием на убытки, возмещаемые по договору, поскольку, как было показано в § 2 гл. 4 настоящей работы, объект имущественного страхования тесно связан с убытками, которые могут быть причинены при наступлении страхового случая.

В указанном параграфе уже говорилось о том, что объекты страхования в договорах страхования предпринимательского риска пересекаются с объектами страхования в договорах страхования имущества и ответственности. В результате в практике возникла серьезная проблема отграничения договоров страхования предпринимательского риска от договоров страхования ответственности и страхования имущества, когда такие договоры страхования заключает предприниматель. Подробно эта проблема рассмотрена в § 1 гл. 13 настоящей работы.

 

Условие об объекте страхования в договорах личного страхования

 

В договорах личного страхования объект страхования всегда связан с личностью застрахованного лица или лиц, поэтому указание в договоре застрахованного лица или лиц является обязательным. Однако для полного определения объекта страхования недостаточно согласования в договоре застрахованного лица. Личное страхование производится на случай причинения вреда личному нематериальному благу, и поэтому объект личного страхования непосредственно связан с личным нематериальным благом застрахованного лица. Следовательно, это благо также обязательно должно указываться в договоре личного страхования.

Например, страхование от несчастных случаев может быть страхованием только здоровья, может быть страхованием только жизни, а может быть смешанным - и жизни, и здоровья. При страховании только здоровья жизнь застрахованного не входит в объект страхования, и в случае смерти от несчастного случая страховой случай не наступает. Наоборот, при страховании жизни страховой случай наступает лишь при смерти от несчастного случая. При смешанном же страховании страховой случай наступает как при травмах или иных повреждениях здоровья в результате несчастного случая, так и при смерти застрахованного.

В договорах личного страхования не всегда явно (эксплицитно) указывают на личное нематериальное благо. Иногда характер этого блага устанавливается имплицитно (выводится) из других условий договора, но в эксплицитной или имплицитной форме указание на нематериальное благо в договоре личного страхования всегда должно присутствовать. Например, в договорах медицинского страхования записывается, что страховщик обязуется возместить расходы застрахованного на медицинскую помощь, и ничего не говорится о том, что медицинское страхование является страхованием здоровья. Имплицитно же из этого условия можно вывести то личное нематериальное благо - здоровье, на случай причинения вреда которому производится медицинское страхование.

 

Определение объекта страхования родовыми признаками

 

В подп. 1 п. 1 ст. 942 ГК РФ сказано, что имущество или иной имущественный интерес должны быть определенными, а в п. 1 ст. 934 ГК РФ - что застрахованное лицо должно быть названо в договоре. Однако возникает вопрос: до какой степени интерес должен быть определенным и каким образом должно быть названо застрахованное лицо?

Наиболее часто встречающаяся в практике проблема, связанная с определенностью объекта страхования, - это проблема возможности определения застрахованного имущества и застрахованного лица родовыми признаками.

В большинстве случаев судебная практика не видит нарушений закона в том, чтобы страховать товары в обороте (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30 октября 2001 г. N Ф04/3301-1121/А45-2001; Постановление ФАС Уральского округа от 18 февраля 2004 г. N Ф09-281/04-ГК), определять застрахованное имущество адресом, по которому оно находится (Постановление ВАС РФ от 14 октября 1997 г. N 4744/97; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17 июня 2002 г. N Ф03-А51/02-1/1029), или страховать пассажиров (по этому вопросу: Указ Президента РФ от 7 июля 1992 г. N 750 "Об обязательном личном страховании пассажиров". В договорах страхования, заключаемых в соответствии с этим Указом, застрахованными лицами являются любые пассажиры, купившие билет у данного перевозчика) и водителей (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 декабря 2003 г. N А19-2265/03-48-Ф02-4427/03-С2) транспортного средства без составления их поименного списка. Другими словами, суды, как правило, признают возможность согласования условия об объекте страхования путем указания на его родовые признаки.

Эту точку зрения поддержал и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования" (п. 15)), и я полностью ее поддерживаю несмотря на то, что имеются и иные судебные решения (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 июня 2003 г. N Ф04/2683-909/А45-2003). Ведь при наступлении страхового случая объект страхования индивидуализируется. Смысл свойства определенности объекта страхования в том, чтобы можно было определить, относится ли индивидуализированный наступлением страхового случая объект к описанию, согласованному в договоре страхования. Приведу цитату из судебного акта, в которой эта мысль подчеркнута: "Совокупность этих признаков (указанных в договоре.) позволяет отграничить застрахованное имущество от незастрахованного и индивидуализировать его в момент наступления страхового случая, поэтому отсутствие в договоре перечня конкретного имущества не может служить основанием для признания договора незаключенным. Его условие об имуществе, являющемся объектом страхования, имеет достаточную степень определенности, позволяющую при наступлении страхового случая установить, что страховой случай произошел именно с тем имуществом, которое было застраховано" (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20 февраля 2006 г. N А82-5249/2005-4). Очень подробное, понятное и совершенно верное обоснование. Так к этому вопросу и следует подходить.

Иное дело, когда сам родовой признак сформулирован неверно или неточно. Так, в одном из судебных дел встретился договор, в котором объект страхования был сформулирован как "основные фонды" данной организации. Использованный в этом случае признак рода не позволил суду установить, какое именно имущество было застраховано, и договор был признан незаключенным (Постановление ФАС Уральского округа от 22 октября 2003 г. N Ф09-2996/03-ГК). Аналогично стороны указали в договоре, что застрахованы ТМЦ, имея в виду, как потом пояснил страхователь, товарно-материальные ценности. Такое определение объекта страхования также не позволило суду достоверно определить, были ли застрахованы похищенные радиотелефоны (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 мая 2005 г. N А33-9981/04-С1-Ф02-1602/05-С2). Еще в одном деле страхователь недостаточно внимательно отнесся к составлению перечня застрахованного имущества, описанного родовыми признаками, и в результате не получил за него страхового возмещения (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 ноября 2005 г. N А82-8890/2004-36).

Аналогично в другом деле (дело АС Ульяновской области N А72-6410/01-Р446) суд столкнулся с договором, в котором были застрахованы пять автомашин "Москвич", принадлежащие страхователю. Страховщик же установил, что за данным лицом числится шесть автомашин "Москвич". Здесь были использованы родовые признаки - марка автомашин и их принадлежность страхователю. Однако род был дополнительно ограничен числом пять, и это создало препятствия для определения того, какое именно имущество было застраховано, так как не ясно, какая именно из шести автомашин не была застрахована.

Очень поучительным является дело Арбитражного суда г. Москвы, в котором из-за неустранимых противоречий в описании местонахождения застрахованного имущества суд не сумел установить, было ли застраховано поврежденное при пожаре имущество, и убытки страхователя в сумме около 37 млн. руб. не были возмещены (решение АС Москвы от 1 июня 2009 г. по делу N А40-11975/09-68-136. Это решение было оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями).

Таким образом, использование родовых признаков при определении объекта страхования возможно. Однако эти признаки должны быть сформулированы в договоре так, чтобы при наступлении страхового случая застрахованное имущество могло бы быть индивидуализировано. Страхователь должен уделить особое внимание описанию объекта страхования, не полагаясь в этом на представителя страховщика.

Проблема определения объекта страхования родовым признаком породила серьезнейшие споры в ОСАГО. Практически сразу же после введения ОСАГО перед практикой встал вопрос о лицах, чья ответственность застрахована по договору ОСАГО при использовании транспортного средства только указанными в договоре водителями. Водители, допущенные к управлению транспортным средством, должны в таких договорах вписываться в полис ОСАГО. Страховщики отказывали в выплате, если ДТП произошло при управлении автомашиной лицом, не вписанным в полис ОСАГО, ссылаясь на то, что в соответствии с п. 2 ст. 931 ГК РФ лицо, чья ответственность застрахована, должно быть названо в договоре страхования. При этом термин "названо" они толковали как индивидуально-определенное название. Им возражали, ссылаясь на п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО, в котором указано, что застрахована ответственность любого законного владельца автомашины, т.е. застрахованное лицо здесь "названо" родовым признаком в самом законе. Первоначально суды поддержали точку зрения страховщиков, но затем высшие судебные инстанции совершенно справедливо эту практику изменили.

Примечание. Смотрите ответ на вопрос 26 в Обзоре практики ВС РФ за II квартал 2005 г., утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 10 августа 2005 г. В этот ответ внесена существенная поправка в Обзоре практики за IV квартал 2005 г., утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г. Также см.: Определение КС РФ от 12 июля 2006 г. N 377-О; Постановления Президиума ВАС РФ от 19 декабря 2006 г. N 9045/06, от 6 февраля 2007 г. N 10950/06, от 6 марта 2007 г. N 14115/06, от 10 апреля 2007 г. N 14670/06, от 8 мая 2007 г. N 16158/06.

Аналогично следует подходить и к использованию родового признака в личном страховании, такого, например, как "пассажиры данной автомашины" или "пассажиры экскурсионного автобуса".

 

Условие о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование

 

Споры, связанные с описанием в договоре страхования характера страхового случая

 

Вопрос об описании в договоре страхования события, на случай наступления которого производится страхование, весьма важен, так как в связи с этим возникают споры.

Рассмотрим несколько судебных дел, в которых возникли именно такие споры. Они ясно показывают характер возникающих проблем.

В качестве базы для анализа используем уже рассмотренную в § 1 гл. 5 настоящей работы трехэлементную конструкцию события, на случай наступления которого производится страхование: опасность, факт причинения вреда и причинная связь между опасностью и вредом.

В одном из договоров страховой случай был описан так: "Гибель или повреждение автомашины вследствие угона". Автомашину угнали, но страховщик отказался выплатить возмещение. Суд первой инстанции поддержал страхователя, а суды апелляционной и кассационной инстанций - страховщика, указав на то, что доказан только угон автомашины, но не ее гибель или повреждение (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2001 г. N А56-24740/00).

В данном описании страхового случая угон являлся опасностью, а гибель или повреждение - вредом. Очевидно, что при угоне не всегда происходит гибель или повреждение автомашины. В любом случае доказывание этого - весьма сложная задача. Между тем достаточно было включить в описание возможного вреда, помимо гибели или повреждения, утрату автомашины, и проблемы не возникло бы. Очевидно, что страхователь рассчитывал именно на такую защиту, но страховщик воспользовался своим профессионализмом и включил в договор "несправедливое (недобросовестное) условие", а суды высших инстанций подошли к вопросу формально и не сочли нужным включать в данном случае механизмы защиты страхователя.

Совершенно аналогичным является дело о краже груза при перевозке. Был заключен договор страхования ответственности перевозчика за гибель или повреждение груза при перевозке. Ответственность же перевозчика за утрату груза вследствие кражи застрахована не была. Суды апелляционной и кассационной инстанций в иске к страховщику отказали по тем же самым основаниям, что и в предыдущем деле (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 ноября 2009 г. N А21-1694/2009).

В другом деле страховой случай в договоре страхования ответственности был определен как "возникновение обязанности страхователя на основании обоснованной претензии третьего лица или вступившего в силу решения суда возместить вред, причиненный третьему лицу". Суд первой инстанции отказал в иске, ссылаясь на отсутствие претензии третьего лица и вступившего в силу судебного решения. Апелляционная же инстанция иск удовлетворила, указав, что "наличие либо отсутствие вступившего в законную силу решения (приговора) суда, подтверждающего утрату груза в результате совершения хищения, не влияет на факт совершившегося события, являющегося страховым случаем". Кассационная инстанция отменила это постановление и оставила в силе решение суда первой инстанции (Постановление ФАС Московского округа от 9 апреля 2001 г. N КГ-А40/1711-01).

Здесь, как мы видим, в качестве возможного вреда фигурирует возникновение обязанности произвести расходы (расходы, которые лицо должно будет понести в связи с возложением ответственности), а в качестве опасности - обоснованная претензия третьего лица либо судебное решение. Однако права апелляционная инстанция - между претензией либо судебным решением и возникновением ответственности нет и не может быть причинной связи. Такое описание страхового случая ничтожно. Между тем стороны могли бы описать страховой случай следующим образом: возникновение ответственности вследствие причинения вреда, если это подтверждено обоснованной претензией третьего лица либо судебным решением. В таком описании претензия или судебное решение просто ограничивают возможные опасности, так как выделяют из всех возможных случаев возникновения ответственности лишь те, по которым есть претензия или судебное решение.

Как уже говорилось в § 3 гл. 5 настоящей работы при изучении причинной связи, такой прием почти всегда используют для описания страхового случая - описывают общий круг опасностей, например повреждение автомашины вследствие дорожно-транспортного происшествия, а затем описывают исключения, например из всех подобных случаев исключают те, при которых водитель находился в состоянии алкогольного опьянения.

Наконец, в четвертом деле страховой случай в договоре был определен как "утрата или повреждение имущества вследствие пожара или взрыва". Произошел пожар, причем в результате поджога. Суд первой инстанции в иске отказал, так как причиной убытков явился поджог, т.е. противоправные действия третьих лиц. Кассационная инстанция решение отменила и указала на необходимость выяснить, "исключали ли стороны опасность поджога при определении страхового случая при заключении договоров" (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 октября 2002 г. N А69-725/02-6-Ф02-3214/02-С2).

Здесь мы снова сталкиваемся с опасностями, от которых осуществляется страхование, исключенными опасностями и проблемами, подробно рассмотренными в § 3 гл. 5 настоящей работы при изучении причинной связи. Очевидно, что опасностью, от которой осуществлялось страхование, являлся пожар. Пожар произошел вследствие поджога, т.е. причинами вреда являются обе опасности: как пожар, так и поджог. Но только пожар воздействовал на объект страхования. Поджог же не воздействовал непосредственно на объект страхования, а вызвал пожар. Возникла непрерывная цепочка событий, связанных как причина и следствие: поджог -> пожар -> причинение вреда. Поджог в таком случае также рассматривается как непосредственная причина вреда, и если будет установлено, что поджог являлся исключенной опасностью, то и само событие не может быть квалифицировано как страховой случай.

И последний, весьма характерный пример - страхование урожая на случай его недобора в результате неблагоприятных погодных явлений. Эти явления бывают, как правило, поздней весной или летом, а недобор урожая фиксируется только осенью. Соответственно, причиненным вредом здесь является недобор, а метеорологические явления - это лишь опасности, вызывающие недобор (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования" (п. 6)).

 

Систематизация описания в договоре страхования характера страхового случая

 

Трехэлементная конструкция события, на случай наступления которого производится страхование, позволяет систематизировать описание характера страхового случая в договорах и правилах страхования. При описании страхового случая следует анализировать:

  • описание опасностей, от которых производится страхование, в том числе исключенных опасностей;
  • описание видов возможного вреда, на случай причинения которого производится страхование;
  • описание характера причинно-следственной связи между опасностью и вредом.

Причинно-следственная связь между вредом и опасностью может быть описана в договоре по-разному. Например, можно страховать имущество от пожара, и в этом случае возмещение будет выплачиваться, если имущество сгорит. Такое страхование покрывает только прямые убытки, вызванные пожаром. Но можно страховать имущество на случай его утраты (гибели) или повреждения и по любой другой причине, вызванной пожаром. В этом случае возмещение будет выплачиваться, если имущество не сгорит, а например, будет залито водой при тушении пожара или будет украдено из-за поломки в результате пожара охранной сигнализации. Такое страхование будет покрывать не только прямые, но и косвенные убытки, вызванные пожаром. В судебной практике имеется дело, в котором суд на основании анализа описания страхового случая пришел к выводу о том, что косвенные убытки также подлежат возмещению (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11 июля 2005 г. N А56-49586/04). Другими словами, при принятии решения о том, наступил страховой случай или не наступил, может учитываться как прямая, так и косвенная причинная связь между опасностью и вредом в зависимости от описания причинной связи в договоре страхования.

 

Условие о размере страховой суммы

 

Страховая сумма и "лимит ответственности"

 

В соответствии со ст. 947 ГК РФ страховая сумма - это "сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования". Из ст. ст. 929 и 934 ГК РФ можно заключить, что страховая сумма относится к одному страховому случаю, т.е. при наступлении каждого страхового случая по договору страхования (а в период действия договора страхования их может наступить несколько) страховая выплата ограничивается страховой суммой. При этом страховая сумма никак не ограничивает общую сумму выплат по договору страхования. Это следует ясно понимать - условие о страховой сумме относится всегда к одному страховому случаю.

Иногда в договорах страхования согласовывают условие, называемое "лимит ответственности", имея в виду, что этот "лимит" тем или иным способом ограничивает сумму страховой выплаты. Например, его используют, когда хотят ограничить общую сумму выплат по договору. По мысли страховщика, который и предлагает включать такое условие в договор, страховая сумма будет ограничивать выплату при одном страховом случае, а условие о "лимите ответственности по договору" будет ограничивать общую сумму выплат за весь срок действия договора. Иногда условие о "лимите ответственности" используют вместо страховой суммы. Однако во всех случаях использование в договоре словосочетания "лимит ответственности" для ограничения тем или иным способом выплачиваемых страховщиком сумм крайне нежелательно, так как создает двусмысленность и неопределенность условий договора. Неопределенность возникает по следующей причине.

Словосочетание "ответственность страховщика" часто используют в страховом жаргоне для обозначения обязательства страховщика по выплате. Соответственно этому термин "лимит ответственности страховщика" в его жаргонном восприятии означает ограничение величин обязательства страховщика, т.е. ограничение суммы выплаты. Однако это неверное употребление термина, так как юридически ответственность страховщика возникает вовсе не тогда, когда он принял на себя обязательство при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение или страховую сумму. Ответственность страховщика по договору страхования наступает, когда он нарушил свое обязательство, например просрочил выплату. Поэтому договорное условие, ограничивающее размер выплаты, никак не может повлиять на ответственность страховщика. Соответственно этому суды, далекие от страхового жаргона и хорошо знающие, что представляет собой юридическая ответственность, никогда не будут толковать термин "лимит ответственности" в смысле ограничения суммы выплаты. Очень хорошо и подробно это объяснила коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая заявление страховщика о пересмотре судебных актов в порядке надзора (Определение ВАС РФ от 25 декабря 2008 г. N 16263/08).

В судебной практике имеется несколько примеров использования такой конструкции: в договоре страхования согласовываются два условия - о "страховой сумме" и одновременно о "лимите ответственности по одному страховому случаю". В одном из таких случаев суд, по моему мнению, очень грамотно разобрался в правовой неопределенности, созданной таким договором (Постановление ФАС Уральского округа от 18 августа 2000 г. N Ф09-1129/2000-ГК). В этом деле при определении размера выплаты встал вопрос о неполном имущественном страховании, так как страховщик для целей применения ст. 949 ГК РФ использовал условие, названное сторонами "страховая сумма", которая была больше стоимости имущества, а страхователь использовал для этих целей "лимит ответственности", величина которого соответствовала стоимости имущества. При разрешении этого спора суд поступил, на мой взгляд, весьма мудро: исследовал вопрос о том, исходя из какого из этих двух условий договора рассчитывалась премия, и именно это условие использовал при определении страховой суммы. Такой подход полностью соответствует п. 2 ст. 954 ГК РФ, п. 1 ст. 10 Закона о страховом деле и принципу эквивалентности. При статистических расчетах тарифов ориентируются на их применение к страховой сумме (Методики расчета тарифных ставок по рисковым видам страхования, утв. распоряжением Росстрахнадзора от 8 июля 1993 г. N 02-03-36). Значит, премия будет обеспечивать эквивалентность, если тариф будет применен к страховой сумме.

В страховых договорах часто бывает необходимо установить разные ограничения по размеру выплаты. Например, при страховании ответственности перевозчиков перед пассажирами в результате аварий на транспорте можно согласовать максимальную общую сумму выплат по договору за все время его действия, максимальную сумму выплат всем пассажирам по одной аварии и максимальную сумму выплаты каждому пострадавшему в данной аварии пассажиру. Из этих трех сумм первая никогда не может являться страховой суммой; вторая будет являться страховой суммой, если в качестве страхового случая стороны установили возникновение ответственности перевозчика перед всеми пассажирами в результате одной аварии; третья будет являться страховой суммой, если в качестве страхового случая установлена ответственность перевозчика за причинение вреда каждому пассажиру при каждой аварии.

 

Изменение страховой суммы в период действия договора

 

Когда требуется ограничить общую сумму выплат по договору, можно, конечно, согласовать в договоре такое ограничение и сформулировать это условие в договоре, не используя выражение "лимит ответственности", например так: "общая сумма выплат по всем страховым случаям, наступившим в период действия договора, не должна превышать ______ рублей". Однако чаще поступают иначе. Согласовывают в договоре страховую сумму и указывают, что после выплаты величина страховой суммы уменьшается на сумму выплаты. Таким образом, в период действия договора страховая сумма изменяется. Причем это изменение происходит без специального соглашения сторон, а автоматически при выплате по наступившему страховому случаю. Как правило, страхователю предоставляется право "восстановить" страховую сумму до прежней величины, доплатив соответствующую премию. Иными словами, после доплаты премии страховая сумма увеличится пропорционально доплате.

Понятно, что в принципе нечего возразить против изменения условий договора в период его действия по соглашению сторон. Главная проблема здесь в том, как достигается это соглашение: в данном случае страхователь вынужденно присоединяется еще при заключении договора к этому условию, а в таких случаях никогда не известно, насколько хорошо он понял соответствующее условие договора. Кроме того, само условие может быть сформулировано недостаточно четко. Так что, разумеется, возникает вопрос о том, до какой степени сознательно страхователь согласовал это условие договора.

Однако правовое значение ответ на этот вопрос имеет только в иностранных правопорядках. В § 3 настоящей главы будет показано, что российское страховое право в его сегодняшнем состоянии, к сожалению, никак не реагирует на то, каким образом подобные условия были согласованы страхователем. Поэтому на сегодняшний день включение в договор условия об уменьшении страховой суммы на величину выплаты вряд ли вызовет возражение у судов.

 

Согласование условия о размере страховой суммы в условных единицах

 

Изменение страховой суммы в период действия договора возможно и в том случае, если страховая сумма выражена в валютном эквиваленте или в иных условных единицах. В этих случаях и премия, как правило, выражается в тех же единицах. Следует подчеркнуть, что речь идет не о платежах в иностранной валюте (что в страховании также в некоторых случаях бывает необходимо), а об использовании иностранной валюты в качестве счетной единицы, при этом все платежи осуществляются в рублях по соответствующему курсу.

С гражданско-правовой точки зрения такой способ определения страховой суммы никаких нареканий не вызывает. Но вот с точки зрения финансовой устойчивости страховщика возникает серьезная проблема. Я проиллюстрирую ее на примере из судебной практики (Постановление ФАС Московского округа от 5 декабря 2000 г. N КГ-А40/5560-00).

Был заключен договор страхования жизни работников предприятия, в котором и страховая премия, и страховая сумма были установлены в долларах с пересчетом в рубли по курсу ЦБ РФ на день платежа. В то же время в договоре содержалось обычное условие о праве страхователя досрочно расторгнуть договор страхования и получить выкупную сумму. Величина выкупной суммы рассчитывалась как сумма резерва, сформированного к моменту расторжения договора. Это также вполне обычная практика. Страхователь через два года расторг договор и рассчитывал получить выкупную сумму в долларах. Доллар же за эти два года (с ноября 1997 г. по январь 2000 г.) вырос примерно в четыре с половиной раза. Однако резерв формируется страховщиком из премии, которую он получил, и в той же валюте, в которой получена премия, а получал страховщик деньги и рассчитывался в рублях в 1997 г. Соответственно, и резерв формировался в рублях без пересчета его через условную единицу, т.е. с ростом доллара резерв не рос. Страховщик в полном соответствии с договором выплатил страхователю выкупную сумму в размере резерва, который он сформировал из премии, полученной по курсу ноября 1997 г. Страхователь же рассчитывал получить выкупную сумму по курсу на январь 2000 г. и обратился в суд с требованием о взыскании разницы, но суд отказал ему в иске.

В данном случае все закончилось благополучно для страховщика. Однако предположим, что договор не был бы досрочно расторгнут и страховщику пришлось бы платить не выкупную сумму, а полную сумму выплаты, которая в договоре была установлена в долларах, т.е., получив деньги по курсу примерно 6 руб. за 1 долл., он должен был бы платить по курсу примерно 28 руб. за 1 долл. Откуда бы взял страховщик эту разницу? Ведь страховые резервы для выплат он формирует в рублях.

Для понимания ситуации следует обратить внимание на то, что при страховании в валютном эквиваленте застрахованный риск включает два компонента: 1) собственно тот риск, который обозначен в договоре страхования, например риск утраты и повреждения имущества; 2) дополнительный риск убытков, вызванных изменением курса валюты. Этот дополнительный риск можно назвать сопутствующим основному. Нет причин, по которым не может быть застрахован сопутствующий риск либо оба риска в совокупности.

Однако страхование не может быть бесплатным, поэтому премия при страховании в валютном эквиваленте должна учитывать и сопутствующий риск. Следовательно, при страховании в валютном эквиваленте премия при страховании в рублях должна при прочих равных условиях отличаться от премии при страховании в валютном эквиваленте. Иными словами, должны различаться тарифы.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности