Страхование как конституционно-правовая гарантия права на охрану здоровья и медицинскую помощь

 

В данной статье мы рассмотрим страхование как конституционно-правовую гарантию права каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь при заболевании, лечение которого не входит в программу обязательного медицинского страхования, а следовательно, не осуществляется бесплатно. Будет обосновано, что страхование является дополнительной конституционно-правовой гарантией данного права, проанализирован процесс осуществления гарантированности, определены недостатки.
Возникает вопрос: если у человека возникает заболевание в силу естественных свойств организма, лечение которого выходит за рамки программы обязательного медицинского страхования и тем самым оказывается только на платной основе, - как в этом случае гарантировать право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь? Статья 41 Конституции РФ не предусматривает в этом случае определенные гарантии права каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь. В этой связи считаем, что подобную гарантию при определенных обстоятельствах осуществляет добровольное медицинское страхование (далее - ДМС).

Последние исследования в области правовых основ права на охрану здоровья, например диссертация Д.Г. Бартенева, показывают, что не существует общепризнанного стандарта содержания права на охрану здоровья. Многочисленные международные акты, провозглашающие право на охрану здоровья, не дают четкого представления о его содержании, об объеме конкретных прав индивида и конкретных обязательств государств по реализации данного права. Например, раздел V "Хартии социальных прав и гарантий граждан независимых государств".

По мнению Н.В. Косолаповой, современное содержание права на охрану здоровья заключается во всей совокупности прав граждан на охрану здоровья.

Мы полагаем, следует согласиться с мнением Н.В. Косолаповой, которая ставит знак равенства между обязательным медицинским страхованием и добровольным.
Конституционное право на охрану здоровья - это объективно сложившаяся в соответствии с естественными потребностями человека, гарантируемая достигнутым уровнем экономического и социального развития общества и закрепленная в Конституции РФ возможность граждан пользоваться социальными благами в сфере охраны здоровья.

ДМС гарантирует конституционное право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь именно в совокупности, а не по отдельности. При беспрепятственной реализации права на медицинскую помощь тем самым непосредственно реализуется право каждого на охрану здоровья.
Например, Д.Г. Бартенев полагает, что в большинстве случаев право на охрану здоровья не уравнивается с правом на получение медицинской помощи и включает в себя некоторые условия здоровья (чистая окружающая среда, доступ к воде и т.д.), что отражает двустороннюю концепцию права на охрану здоровья. По словам автора, очевидно, что невозможно требовать от государства обеспечения идеального здоровья: право на охрану здоровья не должно пониматься, как право быть здоровым. С другой стороны, право на охрану здоровья нельзя отождествлять с правом на медицинскую помощь, так как здоровье человека - результат сложного взаимодействия социальных, средовых и биологических факторов.
Данное право содержит две группы правомочий и корреспондирующих с ними обязанностей государств: собственно охрана здоровья (медицинская помощь) и основные условия здоровья.
Мало кто задавался вопросом о том, может ли сам субъект права создать для себя гарантию прав и свобод, а Конституция РФ при этом должна содержать лишь условия, либо предпосылки для этого, без непосредственного указания на саму возможно созданную гарантию. Тем самым можно было бы считать созданную гарантию конституционно-правовой.
Согласно п. 3 ст. 39 Конституции РФ, поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность. При этом данное положение не является непосредственно конституционно-правовой гарантией прав и свобод личности. Это является предпосылками для самостоятельного создания конституционно-правовых гарантий прав и свобод личности. То есть данным положением Конституция РФ закрепляет, что человек может самостоятельно создать дополнительные конституционно-правовые гарантии прав и свобод личности. При этом Конституция РФ не содержит даже примерного перечня возможных конституционно-правовых гарантий, которые могут быть созданы субъектом. Помимо добровольного социального страхования существует еще и обязательное социальное страхование.
Обязательное медицинское страхование является одним из видов обязательного социального страхования. Проводя аналогию, можно утверждать, что ДМС является одним из видов добровольного социального страхования.
По договору ДМС страховая медицинская организация обязана оказать медицинскую помощь при заболевании, которое не лечится в рамках обязательного медицинского страхования. Все зависит от предусмотренных страховых рисков в договоре ДМС.
Исходя из этого, мы полагаем, что Конституция РФ, поощряя добровольное социальное страхование, рассматривает его виды как дополнительные конституционно-правовые гарантии прав и свобод личности. В частности, ДМС является конституционно-правовой гарантией права каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь. Гарантирует оказание медицинской помощи при заболевании, лечение которого не входит в программу обязательного медицинского страхования, а следовательно, такая медицинская помощь не оказывается бесплатно.
ДМС содержит публично-правовой характер правоотношений. В отношении ДМС государство через указание в ГК РФ заставляет страховщиков действовать определенным образом. Согласно п. 1 ст. 927 ГК РФ договор личного страхования является публичным договором.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона о страховании (Закон об организации страхового дела в Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1) объектами личного страхования могут быть имущественные интересы, связанные с причинением вреда жизни, здоровью граждан, оказанием им медицинских услуг (страхование от несчастных случаев и болезней, медицинское страхование).

Получается, что медицинское страхование, которое подразделяется на обязательное и добровольное, является объектом личного страхования.
Государство, посредством закона, обязывает страховщиков действовать определенным образом.
ДМС носит публично-правовой характер, так как распространяет свое действие в отношении обширного круга лиц (застрахованных лиц). Данный правовой институт страхования предусматривает именно императивный метод правового регулирования правоотношений. В этом прослеживаются признаки властного волеизъявления. При этом сторона правоотношения (страховщик) не имеет права на собственное волеизъявление о том, согласен он заключать договор ДМС или нет. То есть имеет место четкое обязывание государства в отношении страховщиков по ДМС. Субъекты публичного права действуют в пределах очерченных полномочий. Государство посредством ГК РФ обязывает только определенных субъектов заключать договор ДМС и в рамках конкретных условий. В ДМС видится так называемое "позитивное обязывание". То есть подобное обязывание направлено на определенные позитивные цели. В нашем случае такой целью является дополнительная гарантия конституционного права каждого на получение медицинской помощи и охрану здоровья.
Также через ГК РФ государство своим властным решением запрещает действовать определенным образом. Получается, что если страховщик откажется от заключения договора ДМС, то к нему будут применены неблагоприятные правовые последствия и государственное понуждение по принудительному заключению договора.
В нашем случае государство посредством ГК РФ напрямую воздействует на поведение страховщиков в пользу застрахованных лиц, принуждает в обязательном порядке заключать договоры ДМС. Таким образом, осуществляется гарантия реализации конституционного права каждого на получение медицинской помощи и охрану здоровья.
По договору ДМС пациент имеет право на свободный выбор страховой медицинской организации; свободный выбор медицинского учреждения; получение медицинской помощи на всей территории России, в том числе за пределами постоянного места жительства и др. права.
На законодательном уровне ДМС не ограничено видами оказываемых медицинских услуг. Однако на практике страховые медицинские организации не хотят предусматривать в договоре ДМС условие об оказании дорогостоящей медицинской помощи (страховой риск), например условие о проведении зубного протезирования. В силу того что подобный вид медицинской помощи не оказывается в рамках ДМС, получается, что в настоящее время личности невозможно в полной мере гарантировать реализацию конституционного права каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь. Подобный вид медицинской помощи человек может получить за счет его собственных средств, говоря о качественном зубном протезировании.
Мы полагаем, для исправления данного недостатка законодатель обязан создать более обширные условия для застрахованных по гарантированности данного конституционного права. Необходимо в ГК РФ или в специальном законе предусмотреть обязанность для страховых медицинских организаций заключать договор ДМС по всем заявленным страхователем страховым рискам, допускаемым законодательством РФ.
Таким образом, нами предпринята попытка обосновать страхование как одну из конституционно-правовых гарантий права каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь с точки зрения оказания медицинской помощи, выходящей за рамки программы обязательного медицинского страхования и тем самым оказываемой только на платной основе. Автором выявлены при этом некоторые недостатки и изложено свое видение отдельных вариантов их устранения в добровольном медицинском страховании.
 

Май 2012 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности