Прекращение договора страхования

 

 

Основания прекращения договора страхования

 

Вначале следует несколько прояснить терминологию. В дальнейшем я буду оперировать тремя конструкциями: "прекращение обязательства", "прекращение договора" и "расторжение договора".
Понятие "прекращение договора", строго говоря, не имеет легального определения, хотя и используется во многих статьях ГК РФ. Из п. 3 ст. 425 ГК РФ следует, что прекращение договора - это прекращение обязательств, возникших из этого договора. Во всяком случае никакого иного понимания прекращения договора я не встречал.

Если прекращение договора - это событие, то расторжение договора - это действие, в результате которого прекращаются обязательства, возникшие из договора (п. 2 ст. 453 ГК РФ), т.е. прекращается и сам договор.
Полагаю, все это достаточно ясно, но прояснение терминологии никогда не бывает лишним.

Соответственно, для целей дальнейшего анализа удобно сгруппировать основания прекращения договора страхования согласно ГК РФ следующим образом:

  • истечение срока действия договора (п. 3 ст. 425);
  • прекращение существования страхового риска (п. 1 ст. 958);
  • расторжение договора по соглашению сторон, когда условия такого расторжения предусмотрены в договоре (правилах) страхования (п. 1 ст. 450), - так называемое автоматическое прекращение договора страхования;
  • расторжение договора в связи с односторонним отказом от исполнения договора (п. 3 ст. 450, п. 2 ст. 958);
  • расторжение договора по другим основаниям, предусмотренным в ст. 450, а именно: по отдельно заключаемому соглашению сторон и по решению суда.

Возможность и порядок расторжения договора по отдельному соглашению сторон или по решению суда в случаях, установленных в ст. 450 ГК РФ, не вызывают споров. Никаких отличий от общего порядка расторжения договора в таких случаях для договоров страхования не предусмотрено, поэтому здесь я не буду подробно останавливаться на этих основаниях прекращения договора страхования.

Прекращение договора по иным основаниям, напротив, нуждается в рассмотрении.

 

Прекращение договора в связи с истечением срока его действия

 

Как следует из п. 3 ст. 425 ГК РФ, при окончании срока действия договора дальнейшее развитие отношений сторон возможно по двум вариантам.

 

Истечение срока действия договора без прекращения обязательств

 

В первом варианте, который встречается наиболее часто в договоре, не указано, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств. Этот случай окончания срока действия договора уже был рассмотрен в предыдущем параграфе настоящей главы, когда рассматривалось правовое значение срока действия договора. Истечение срока действия договора в этом случае не прекращает действие договора в тот же момент - договор продолжает действовать до указанного в договоре срока исполнения обязательств. Следует подчеркнуть: не до фактического их исполнения, а до момента, когда они должны быть исполнены по договору. При наступлении этого последнего момента договор прекращается. Если обязательства до этого момента все же не исполнены, возникает ответственность за нарушение договора, от которой неисправная сторона не освобождается несмотря на истечение срока действия договора (п. 4 ст. 425 ГК РФ). Тем не менее действие страхования должно прекратиться с момента истечения срока действия договора.

 

Истечение срока действия договора с прекращением обязательства по уплате премии

 

Рассмотрю второй вариант, когда в договоре указано, что истечение срока его действия влечет прекращение обязательств сторон по договору.

Если к моменту истечения срока действия договора останется неисполненным (просроченным) обязательство страхователя по уплате премии, то страховщик не сможет ее взыскать. В одном из дел страховщик попытался взыскать в такой ситуации задолженность по премии, но суды высших инстанций его не поддержали (Определение ВАС РФ от 7 декабря 2007 г. N 15409/07). Хотелось бы обратить внимание на грубую ошибку, допущенную в данном деле страховщиком при разработке правил страхования. В них содержался перечень оснований прекращении действия договора, в котором в том числе было указано "истечение срока действия договора". Суды истолковали это именно как условие, предусмотренное в абз. 1 п. 3 ст. 425 ГК РФ. Этот текст попал в правила страхования из отмененной еще в 1997 г. ст. 23 Закона РФ "О страховании", который сегодня называется по-другому. Однако при разработке правил страхования за основу, видимо, взяли старую редакцию и не проявили должной внимательности при переработке правил. Невнимательность страховщика к разработке правил страхования (о которой еще будет говориться) привела в данном деле к потере страховщиком примерно 6,5 млн. руб.

Тем не менее, полагаю, при правильно поданном иске можно взыскать эту сумму даже и при прекратившемся обязательстве. Следует требовать не взыскания долга, а взыскания убытков в качестве меры ответственности за нарушение договора, так как окончание срока действия договора не освобождает от ответственности за его нарушение (п. 4 ст. 425 ГК РФ). Но в случае прекращения обязательства по уплате премии страховщик не сможет взыскать годовые проценты за просрочку ее уплаты, так как в соответствии со ст. 395 ГК РФ годовые проценты зачтены по отношению к убыткам. Отсюда ясно, что страховщик не заинтересован во включении в договор условия о прекращении обязательства по уплате премии при окончании срока действия договора, а при должном внимании к тексту правил страхования не стал бы включать такое условие в текст.

 

Истечение срока действия договора с прекращением обязательства по выплате

 

Рассмотрю теперь условие о прекращении обязательства страховщика по выплате по страховому случаю, наступившему до истечения срока действия договора страхования. Во включении в договор такого условия совершенно не заинтересован страхователь, и он никогда на него не согласится, если будет иметь возможность участвовать в согласовании условий договора. Другими словами, если такое условие и появится в договоре страхования, то либо из-за недосмотра страховщика (см. выше), либо в качестве так называемой несправедливой (недобросовестной) оговорки, которые будут подробно рассматриваться в § 3 гл. 8 настоящей работы.

Если в рассмотренном выше примере речь шла не об уплате премии, а о страховой выплате, не сомневаюсь, что суды истолковали бы то же самое условие правил страхования не в пользу страховщика.

 

Досрочное прекращение договора страхования. Прекращение существования застрахованного риска

 

Как было показано в § 1 гл. 5 настоящей работы, событие, на случай наступления которого производится страхование, включает три элемента: опасность, вред и причинную связь между ними. Причем важно подчеркнуть, что речь идет не о причинении вреда вообще, а о причинении вреда конкретному лицу, поэтому прекращение существования страхового риска возможно при исчезновении возможности:

  • наступления опасности, от которой производится страхование;
  • причинения вреда этой опасностью застрахованному лицу.

Рассмотрю примеры. Предприятие заключило договор коллективного страхования работников от несчастных случаев на производстве. За всех застрахованных была уплачена страховая премия. Но в период действия договора несколько человек уволились, и предприятие правомерно посчитало договор страхования в отношении уволенных сотрудников прекращенным с момента их увольнения в силу п. 1 ст. 958 ГК РФ. Действительно, хотя сама опасность несчастного случая на производстве данного предприятия и сохранилась, но с момента увольнения она уже не могла причинить вред уволившимся сотрудникам. Поэтому суды взыскали со страховой компании часть полученной ею премии (Постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2009 г. N КГ-А41/1224-09).

Владелец автомашины в добровольном порядке застраховал свою ответственность за причинение вреда третьим лицам при ее эксплуатации (это было еще до введения ОСАГО), но затем из-за полученной травмы он на длительное время лишился возможности водить машину. Исчезла опасность, на случай наступления которой осуществлялось страхование, и договор прекратился в силу п. 1 ст. 958 ГК РФ. Страховая компания долго судилась, доказывая, что он не полностью лишен возможности водить машину и теоретически такая возможность все же имеется, тем не менее часть уплаченной премии была со страховой компании взыскана (Решение Подольского городского суда от 23 сентября 2001 г. по делу N 2/1876).

Исключением из правила п. 1 ст. 958 ГК РФ является переход прав на застрахованное имущество от лица, в пользу которого был заключен договор, к другому лицу. Застрахованный риск здесь прекращается, но договор страхования не прекращается в силу императивного указания нормы ст. 960 ГК РФ. Поскольку эта норма является специальной и регулирует договоры страхования имущества, ее применение рассмотрено при изучении специфики договоров страхования имущества в § 2 гл. 12 настоящей работы.

Важно подчеркнуть, что при переходе прав на застрахованное имущество застрахованный риск исчезает. Действительно, никакого перехода риска или интереса при переходе прав на застрахованное имущество не происходит. Ни риск, ни интерес не оборотоспособны. Риск, интерес, связанные с застрахованным имуществом, у одного лица исчезают, но появляются у другого лица, и этому лицу теперь предоставляется страховая защита. В силу ст. 960 ГК РФ вместе с правами на имущество переходят не риск и интерес, а страховая защита.

 

Расторжение договора по соглашению сторон, когда условия такого расторжения предусмотрены в договоре (правилах) страхования

 

Это основание прекращения договора называют еще "автоматическим" прекращением договора, так как стороны заранее, еще при заключении договора, согласовали, что при наступлении определенных обстоятельств договор автоматически прекратит свое действие или, что то же самое, автоматически будет расторгнут, т.е. для его расторжения не потребуется заключать каких-либо особых соглашений о его расторжении.

Такие наиболее часто встречающиеся условия относятся к последствиям неуплаты в срок премии или очередного страхового взноса. Я уже частично касался этого вопроса при обсуждении возможности приостановить действие договора страхования или действие страхования, обусловленного договором. Часто встречаются и условия о прекращении договора в качестве последствия неуплаты в срок премии или очередного взноса. Этот вопрос о возможности прекращения договора как последствие неуплаты в срок премии или взноса будет подробно рассмотрен в § 1 гл. 9 настоящей работы при изучении обязанности страхователя по уплате премии.

Следует отметить, что при включении страховщиками в правила страхования подобных условий об "автоматическом" прекращении действия договора страхования неизбежно возникает проблема взаимодействия трех базовых принципов правового регулирования страхования:

  1. свободы договора;
  2. права страховщика на стандартизацию условий договора, обусловленного требованиями к его финансовой устойчивости (о чем уже говорилось);
  3. защиты интересов страхователя, находящегося в неравной договорной позиции со страховщиком.

Этот вопрос именно в такой его постановке встает не только в отношении условий об "автоматическом" прекращении договора страхования, но и вообще в отношении всех условий договора, "автоматически" приводящих к каким-либо неблагоприятным последствиям для страхователя. В общем виде он будет рассмотрен в § 3 гл. 8 настоящей работы.

 

Расторжение договора в связи с отказом от договора страхователя

 

Односторонний отказ страхователя от договора страхования предусмотрен в п. 2 ст. 958 ГК РФ.

Эта норма корреспондирует норме п. 3 ст. 450 ГК РФ. Однако имеется определенное несоответствие между текстами п. 2 ст. 958 и п. 3 ст. 450 ГК РФ. В п. 3 ст. 450 говорится об одностороннем отказе от исполнения договора, а в п. 2 ст. 958 - об одностороннем отказе от договора. Это следует отнести к чисто техническим неточностям, и поэтому следует считать, что односторонний отказ от договора, предусмотренный в п. 2 ст. 958, - это то же самое, что и односторонний отказ от исполнения договора, и влечет досрочное расторжение договора, как это и положено по п. 3 ст. 450.

Примечание. Кодекс в одних статьях использует оборот "отказ от исполнения договора", а в других - "отказ от договора", а в ст. 715, например, сразу оба оборота без каких-либо смысловых различий.

Односторонний отказ страхователя от договора должен быть ясно и позитивно изъявлен страхователем. В нескольких делах страхователь, уплатив страховщику первый взнос, отказался платить остальные взносы. Страховщик же по истечении срока действия договора подал иск о взыскании неуплаченных взносов. Страхователь указывал, что, отказавшись от уплаты взносов, он отказался от исполнения договора, поскольку единственной обязанностью, которую он должен был исполнить, являлась уплата взносов (Постановление ФАС Московского округа от 30 августа 2001 г. N КГ-А40/4688-01; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 мая 2006 г. N А56-40265/2005). Он сослался на п. 2 ст. 958 ГК РФ, но суд отверг этот аргумент, так как односторонний отказ от исполнения обязательства, чем и является отказ от уплаты премии, не означает отказа от исполнения договора. Страховщик все это время предоставлял страхователю страховую защиту.

В практике имеется очень поучительное дело, в котором страхователь направил страховщику письмо с просьбой расторгнуть договор страхования, на которое страховщик не ответил. Зато после наступления страхового случая страховщик сослался на это письмо как на односторонний отказ страхователя от договора. Суды же квалифицировали это письмо не как отказ от договора, а как предложение расторгнуть договор по соглашению сторон, которое не было достигнуто сторонами (Постановление ФАС Московского округа от 26 июля 2006 г. N КГ-А40/5901-06).

Таким образом, для одностороннего отказа от договора страхователь должен заявить именно об отказе от договора в целом, а не об отказе от исполнения одного из договорных обязательств.

В п. 2 ст. 958 ГК РФ указано, что страхователь может отказаться от исполнения договора страхования "в любое время". Означает ли это, что страхователь сам определяет, с какого момента расторгается договор, и договором не может быть установлен специальный порядок отказа страхователя от исполнения договора? В частности, в одном из дел в правилах страхования было установлено, что страхователь вправе отказаться от договора страхования в любое время, предупредив об этом страховщика за 30 дней до этого. Суд согласился с тем, что договор был расторгнут не в день получения страховщиком уведомления страхователя, а через 30 дней (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 января 2004 г. N А19-9606/03-14-Ф02-4984/03-С2), хотя страхователь указывал на недействительность этого условия правил, противоречащего праву страхователя отказаться от договора в любое время (п. 2 ст. 958 ГК РФ).

Но здесь уже неоднократно говорилось о том, что на наши суды особо полагаться нельзя - сегодня решают так, а завтра будут решать по-другому. Поэтому я бы подошел к решению этого вопроса следующим образом. Установление в договоре (правилах) страхования порядка досрочного расторжения договора в связи с отказом от него страхователя может быть истолковано и толкуется страхователями как ограничение их права отказаться от договора "в любое время", установленное в п. 2 ст. 958 ГК РФ. При всей спорности этого толкования примем все же его за основу и поставим вопрос следующим образом: какие интересы страхователя защищает это его право? Ответ, я полагаю, очевиден: защищаемый интерес состоит в том, чтобы страхователю с момента отказа от договора не надо было платить за страхование.

Рассмотрим два возможных варианта.

Первый вариант: к моменту получения страховщиком уведомления страхователя об отказе от договора вся страховая премия по договору страхователем уже уплачена. В этом случае возможность возврата страхователем полученной премии зависит только от воли страховщика, так как возврат в этом случае возможен лишь по соглашению сторон. Поэтому, чтобы избежать обвинений в ограничении права страхователя на отказ от договора "в любое время", страховщикам не следует ограничивать порядок и сроки направления уведомления и нужно согласиться с тем, что при одностороннем отказе страхователя от договора договор расторгается либо с момента получения страховщиком уведомления, либо с момента, указанного в уведомлении, - на выбор страховщика. Но одновременно следует предусмотреть в договоре порядок расчета возвращаемой страхователю страховой премии при его одностороннем отказе от договора. Поскольку закон прямо указывает на то, что страхователь не имеет права на возврат части премии, если иное не указано в договоре, суды вряд ли станут вмешиваться в порядок расчета возвращаемой премии - хорошо, что хоть что-то возвращается. Во всяком случае в одном из дел страховщик поступил именно так и был поддержан судами (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 января 2004 г. N А19-9606/03-14-Ф02-4984/03-С2).

Второй вариант: часть премии страхователем еще не уплачена, и он не хочет ее платить. Между тем и в этом случае никто и ничто не препятствует страховщику установить в правилах страхования порядок расчета премии, причитающейся страховщику в случае одностороннего отказа страхователя от договора страхования, - цену страховой услуги определяет страховщик. Правда, установив такой порядок, он должен будет применять его и в том случае, если вся премия уплачена, а на это не все страховщики согласны.

Однако, полагаю, для грамотного юриста не составит труда убрать из правил страхования оговорки, подозрительные с точки зрения ущемления права страхователя на отказ от договора "в любое время", и выработать соответствующее условие о премии, устраивающее страховщика. Приемлемое решение вопроса всегда может быть найдено.

 

Расторжение договора в связи с отказом от договора выгодоприобретателя

 

В п. 2 ст. 958 ГК РФ предусмотрено не только право страхователя отказаться от договора страхования, но и аналогичное право выгодоприобретателя. Не вполне ясен смысл этой нормы. Возможны два принципиально разных ее толкования:

  1. право выгодоприобретателя без согласия на это сторон договора полностью прекратить действие договора страхования своим единоличным волеизъявлением;
  2. право выгодоприобретателя отказаться от своего права (требования) по договору страхования.

Против обоих этих толкований имеются серьезные возражения. Рассмотрим сначала первое толкование, являющееся буквальным.

Прекращение действия договора волеизъявлением выгодоприобретателя, не принимавшего участие в заключении договора и не несущего никаких обязанностей по этому договору, вызывает крайнее удивление. Ясно, что никаких интересов выгодоприобретателя этот договор нарушить не может и предоставляемое ему право прекратить этот договор не может защищать никакие его интересы.

Более того, заключая договор страхования (пусть и в пользу третьего лица), страхователь действует прежде всего в своих интересах. Ведь в отсутствии интереса к заключению договора страхования (который может совпадать со страховым интересом, а может и не совпадать) страхователь никогда не заключил бы договор страхования. Следовательно, договор страхования заключен прежде всего в интересах страхователя, и заключение договора в пользу выгодоприобретателя также в интересах страхователя, иначе не было бы никакого договора.

Таким образом, страхователь, заключая договор, покупает по этому договору услугу по защите своего интереса и платит за нее, а третье лицо своим волеизъявлением может лишить его этого договора. Прекрасный пример - страхование ответственности. Страхователь, заключая договор страхования своей ответственности, приобретает себе страховую защиту на случай возможного наступления ответственности. Очевидно, что право выгодоприобретателя прекратить этот договор не может быть направлено ни на что иное, как на причинение вреда страхователю - лишение его страховой защиты, которую он себе приобрел.

Иными словами, отказ выгодоприобретателя от договора страхования ничем, кроме злоупотребления правом в смысле ст. 10 ГК РФ, являться не может. Но зачем закон предоставляет такое право, которым можно лишь злоупотреблять?

Второе толкование с изложенной выше точки зрения вполне допустимо - отказ выгодоприобретателя от выговоренного для него права не вызывает возражений. Такая возможность предусмотрена и в п. 4 ст. 430 ГК РФ, и эта норма устанавливает вполне разумные последствия такого отказа. Но это толкование, образно говоря, притянуто за уши, т.е. оно никак не согласуется с буквальным прочтением текста нормы. Когда законодатель желает именно так отрегулировать отношения, он так и пишет. Например, в п. 1 ст. 1024 ГК РФ предусмотрена возможность отказа выгодоприобретателя "от получения выгод по договору". В соответствии с указанной нормой при таком отказе договор, заключенный в пользу выгодоприобретателя, прекращается, "если договором не предусмотрено иное". Другими словами, воля сторон договора для его прекращения по воле третьего лица все же необходима.

Я не понимаю смысла этого права выгодоприобретателя, предусмотренного в п. 2 ст. 958 ГК РФ. К счастью, пока практика не дает нам примеров применения этой нормы. Если же все-таки какой-либо выгодоприобретатель пожелает воспользоваться этим правом и прекратить договор страхования без согласия его сторон, ему следует отказать в судебной защите в этой части как лицу, злоупотребляющему своим правом.

 

Расторжение договора в связи с отказом от договора страховщика

 

Согласно п. 3 ст. 450 ГК РФ в договоре может быть предусмотрено право страховщика на односторонний отказ от исполнения договора. Соответственно, прекращение договора по этому основанию возможно и для договоров страхования. Например, вполне разумным и обоснованным с точки зрения баланса интересов сторон является отказ страховщика от договора после напоминания о необходимости уплатить очередной взнос (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75).

Однако совершенно ясно, что страховщик, пользуясь своим правом на стандартизацию договора страхования, вполне может включить в стандартные условия договора (правила страхования) условие о возможности отказа от договора и в других случаях, когда с точки зрения баланса интересов сторон такое право не выдерживает критики. Но страховщик будет настаивать на применении данного условия, ссылаясь на то, что страхователь согласился на это условие и заключил договор.

Поскольку подобные условия правил страхования возможны не только в отношении прекращения договора, такие условия договора здесь названы "несправедливыми (недобросовестными)" и им посвящен специальный параграф следующей главы настоящей работы.

 

Последствия прекращения договора страхования

 

Конечно, наиболее интересными являются такие последствия прекращения договора страхования, как прекращение обязанности страхователя по уплате премии и прекращение обязанности страховщика выплатить возмещение по страховому случаю, наступившему до прекращения договора. Эти вопросы я частично рассматривал выше, но здесь проанализирую их системно.

Из всех оснований прекращения договора его расторжение изучено к настоящему времени в отечественной доктрине и практике лучше всего. Вопросу последствий расторжения договора посвящено много работ, и имеется обширная практика.

Все эти работы и практика посвящены, разумеется, изучению порядка и последствиям прекращения обязательств при расторжении договора. Поскольку при прекращении договора по любым основаниям прекращаются возникшие из него обязательства, все позиции, высказанные в отношении прекращения обязательств при расторжении договора, можно автоматически перенести и для других оснований прекращения договора.

В связи с этим необходимо рассмотреть проблемы, связанные с расторжением договора, имея в виду, что последствия прекращения договора одинаковы как при его расторжении, так и при прекращении по другим основаниям.

Последствия расторжения договора отрегулированы в ГК РФ так, что расторжение не влияет на отношения, существовавшие до него. Для обозначения этого обстоятельства используют формулировку "договор расторгается на будущее".

Действительно, в силу п. 3 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства прекращаются лишь с момента расторжения, а до этого они признаются существовавшими. При расторжении договора в силу п. 4 ст. 453 ГК РФ все действия, совершенные во исполнение договора до расторжения, остаются исполнением договора и после расторжения, а все исполненное остается исполненным по договору и не подлежит возврату.

Именно этой интерпретации следуют М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, когда пишут: "...ни один из контрагентов не может требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента, когда состоялось расторжение... договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ)".

Однако далее эти же авторы пишут: "Указанная норма позволяет сделать вывод, что за сторонами сохраняются и такие права, которые возникли у них до указанного в п. 3 ст. 453 ГК РФ момента. Это означает, что... покупатель, получивший проданную вещь, возвращать ее продавцу не обязан. За последним сохраняется право требовать от покупателя оплаты".

В судебной практике существует аналогичная позиция: "...при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 2 ст. 453 ГК РФ). Данное правило означает невозможность возникновения в будущем обязательств на основании расторгнутого договора. В то же время названное правило не означает, что прекращаются права и обязанности, возникшие в прошлом до расторжения договора" (Постановление ФАС Московского округа от 29 июля 2003 г. N КГ-А40/5056-03).

Вот еще две цитаты, но уже из обзоров судебной практики Высшего Арбитражного Суда РФ: "При расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась" (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" (пункт 1)); "...расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций" (Пункт 1 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств // Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104).

Ясно, что эти позиции Высшего Арбитражного Суда РФ противоречивы: по первой возникает иск из неосновательного обогащения, т.е. обязательство по уплате долга прекращается, как и положено в силу п. 2 ст. 453 ГК РФ, а по второй право требовать оплату (обязательство по оплате) сохраняется, и его можно осуществить в судебном порядке.

Причины всего этого достаточно понятны: ст. 453 ГК РФ в некоторых случаях не обеспечивает эквивалентность встречных предоставлений при расторжении договора, и суды пытаются обеспечить эту эквивалентность путем толкования норм. Действительно, мы видим, что обе позиции обеспечивают эквивалентность, но ни то, ни другое толкование не соответствует буквальному содержанию текстов норм.

Подробный анализ сложившейся ситуации имеется в книге А.Г. Карапетова, и интересующийся читатель может с ним ознакомиться. Основной вывод этого автора следующий: сохранение обязательств после расторжения невозможно, иначе терялся бы смысл расторжения договора. Однако для обеспечения эквивалентности при расторжении договора следует легализовать кондикцию, т.е. допустить требование одной из сторон возврата "...ранее исполненного, если другая сторона неосновательно обогатилась".

Тем не менее практика Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ 2005 г. пошла по пути сохранения обязательств после расторжения договора. Это можно видеть и в более поздних судебных актах (Постановление ФАС Московского округа от 16 июля 2009 г. N КГ-А40/6127-09; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 сентября 2009 г. N Ф04-5458/2009(19323-А03-47)).

Применительно к расторжению договора страхования имеется одно судебное дело, отражающее именно эту позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, хотя решение состоялось задолго до того. Суд указал в своем решении: "...соглашение о расторжении договора... распространяется лишь на те страховые случаи, которые могли бы возникнуть по этому договору в дальнейшем, но не освобождает страховую компанию от обязанности выплатить истцу страховое возмещение по наступившему ранее страховому случаю" (Постановление ФАС Московского округа от 19 октября 1999 г. N КГ-А40/3350-99).

На мой взгляд, очевидно, следует согласиться и с А.Г. Карапетовым в том, что такая позиция полностью противоречит не только закону, но и самому смыслу расторжения договора - если неисполненные обязательства сохраняются, для чего в этом случае расторгать договор?

Между тем интересно отметить следующее. Немного ранее уже был приведен пример судебного дела, в котором договор был не расторгнут, а прекращен в связи с истечением срока его действия, но страхователь уплатил по нему премию не полностью. Страховщик, считая в соответствии с изложенной позицией судебной практики, что задолженность по премии сохранилась несмотря на прекращение договора, попытался взыскать ее со страхователя, и суды первых двух инстанций удовлетворили иск. Однако суд кассационной инстанции, отказывая страховщику в иске, пояснил: "...ни условиями договора страхования, ни правилами страхования, ни законом не предусмотрено право страховщика на принудительное взыскание очередных страховых премий после того, как действие этого договора прекратилось" (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 9 октября 2007 г. N Ф04-7058/2007(39026-А45-8)). Это решение было поддержано Высшим Арбитражным Судом (Определение ВАС РФ от 7 декабря 2007 г. N 15409/07).

В целом ситуация неясна. В отношении последствий прекращения договора страхования текст норм и судебная практика, взятые в совокупности, не дают участникам оборота возможности "...получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть в разумных пределах те последствия, которые способны повлечь их действия" (Постановление Европейского суда по правам человека от 25 ноября 1996 г. "Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства").

Рискну тем не менее высказать следующую точку зрения. Я убежден, что при отсутствии какого-либо влияния на суд страхователь всегда может рассчитывать на взыскание суммы выплаты по страховому случаю, произошедшему до прекращения договора, даже если в период действия договора эта сумма не была ему выплачена (если, конечно, он сам по каким-либо причинам от выплаты не отказался). Уверенность подкрепляется тем, что противоположное решение полностью исказило бы защитный характер страхования независимо от того, что написано в законе и какова практика по другим разновидностям договоров. Закон и практика противоречивы, и в этих условиях юристу не остается ничего иного, как руководствоваться содержанием соответствующих отношений.

В отношении взыскания недоплаченной премии я не настолько уверен. Тем не менее считаю, что в приведенном выше примере суд кассационной инстанции вполне мог оставить в силе решение о взыскании недоплаченной премии, опираясь на разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ, несмотря на то, что эти разъяснения закону в его буквальном толковании не соответствуют. Но не оставил, не последовал разъяснениям. Почему не последовал - не объяснил. Так что в отношении взыскания премии ситуация, на мой взгляд, не так предсказуема, как в отношении взыскания выплаты.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности