Договор страхования предпринимательского риска

 

Как известно, договор страхования предпринимательского риска является одним из видов договора имущественного страхования со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Иными словами, договор страхования предпринимательского риска обладает всеми правовыми признаками, присущими договору имущественного страхования, но с учетом особенностей объектов и субъектов страхования, предмета страхования, особенностей наступления страхового риска и иных особенностей, изложенных, в частности, в ст. 933 ГК РФ. Согласно этой статье по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. Договор страхования предпринимательского риска в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключенным в пользу страхователя.
Таким образом, страхователем по исследуемому виду имущественного страхования могут выступать физические и юридические лица, зарегистрированные в качестве таковых в установленном законом порядке (Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц") и осуществляющие предпринимательскую деятельность (Признаки предпринимательской деятельности см. в п. 1 ст. 2 ГК РФ). В свою очередь, прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск, связанный с этой деятельностью, является дополнительным основанием для досрочного прекращения договора страхования (п. 1 ст. 958 ГК РФ). Застрахованным лицом и выгодоприобретателем по обсуждаемому виду договора имущественного страхования может быть только сам страхователь, т.е. сам предприниматель (индивидуальный, коллективный), страхующийся от рисков, связанных с осуществлением им своей предпринимательской деятельности и возможным возникновением убытков при занятии такого рода деятельностью, иначе говоря, от предпринимательских рисков.

Согласно третьему подпункту п. 2 ст. 929 ГК РФ предпринимательский риск - это риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск.
К таким убыткам могут относиться неплатежи, непоставка товаров, поставка некачественных товаров и другие риски, связанные с невыполнением контрагентами страхователя своих договорных обязательств перед страхователем, а также причинением страхователю вреда другими лицами при осуществлении предпринимательской деятельности.
В состав убытков при этом могут включаться как реальный ущерб (расходы, которые страхователь произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата, повреждение имущества), так и неполученные доходы (упущенная выгода), которые страхователь-предприниматель получил бы при обычных условиях своей предпринимательской деятельности, если бы его право не было нарушено (ст. 15 ГК РФ). Взыскание неустойки, которую страхователь мог бы получить с нарушителя-контрагента, не относится к предмету страхования, так как страхование неустойки, которую кредитор-предприниматель мог бы получить со своего делового партнера за ненадлежащее исполнение (неисполнение) своих договорных обязательств перед ним, исследуемой страховой конструкцией не предусмотрено.
Кроме того, к убыткам, выступаемым в качестве предмета страхования предпринимательского риска, относятся, как уже отмечалось, убытки, возникающие в результате изменения условий предпринимательской деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, например в случае непредвиденных перерывов в производстве, биржевых, валютных, инфляционных потрясений, изменяющие нормальные условия производства, обмена и сбыта.
Сам факт убытков, возникших у страхователя в результате осуществления его предпринимательской деятельности, предусмотренной договором страхования, выступает страховым случаем по данному подвиду имущественного страхования.
Объектом страхования по договору страхования предпринимательского риска является имущественный интерес страхователя, связанный с возможной компенсацией за счет страхового возмещения убытков, возникающих у него в ходе предпринимательской деятельности. Безусловно, в связи с тем, что зачастую на практике весьма затруднительно определить, заранее предвидеть размер предстоящих убытков от бизнес-деятельности в связи с многообразием составляющих факторов этого рода риска, и сама страховая сумма имеет условно-ориентировочный характер. В то же время в практике используются различные варианты определения такой суммы: возможны страхование убытков в процентном соотношении от их размера; страхование убытков по факту (т.е. страхование в полном объеме убытков); страхование с установлением лимита ответственности страховщика.

Страховая стоимость при страховании предпринимательского риска определяется исходя из размера убытков от предпринимательской деятельности, которые страхователь понес бы при наступлении страхового случая (п. 2 ст. 947 ГК РФ). Если страховая сумма, указанная в договоре, будет превышать страховую стоимость, то договор страхования предпринимательского риска будет являться ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость, а уплаченная излишняя часть страховой премии возврату не подлежит (п. 1 ст. 951 ГК РФ).
Как и при страховании имущества, так и при страховании предпринимательского риска страховая сумма может быть установлена по усмотрению сторон ниже страховой стоимости. В этой ситуации страховщик обязан возместить при наступлении страхового случая страхователю (выгодоприобретателю) часть понесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. Договором может быть предусмотрен более высокий размер страхового возмещения, но не выше страховой стоимости (ст. 949 ГК РФ).
В случае, когда предпринимательский риск застрахован лишь в части страховой стоимости, страхователь (выгодоприобретатель) вправе осуществить дополнительное страхование, в том числе у другого страховщика, но с тем, чтобы общая страховая сумма по всем договорам страхования не превышала страховую стоимость. В противном случае сумма страхового возмещения, подлежащая выплате каждым из страховщиков, сокращается пропорционально уменьшению первоначальной страховой суммы по соответствующему договору страхования (ст. 950, п. 4 ст. 951 ГК РФ).
Договор страхования предпринимательского риска может заключаться по поводу страхования риска по конкретному договору или по поводу страхования риска от всей предпринимательской деятельности в целом.
Являясь разновидностями договора имущественного страхования, договор страхования предпринимательского риска и договор страхования ответственности все же отличаются друг от друга, в частности, тем, что при первом подвиде договора страхователь является кредитором (выгодоприобретателем), защищающим свои имущественные интересы в случае невыполнения договорных обязательств со стороны должника-партнера, в то время как при втором подвиде договора страхователь является должником и защищает свои имущественные интересы с помощью страхования рисков от своих убытков, возникших в связи с привлечением его (страхователя) к гражданско-правовой ответственности за невыполнение взятых на себя договорных обязательств перед кредитором (выгодоприобретателем).
По обоснованному мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, в отношении страхования предпринимательского риска не действует правило, действующее в отношении страхования ответственности по договору, согласно которому страхование риска ответственности по договору возможно только при наличии соответствующего указания на этот счет закона (ст. 932 ГК РФ).

Отличается договор страхования предпринимательского риска и от договора страхования имущества тем, что предметом первого подвида страхования являются, как известно, убытки, а предметом второго подвида договора имущественного страхования - имущество как таковое (риск его утраты (гибели), недостачи, повреждения). При страховании от предпринимательского риска страхуются убытки страхователя, включая и реальный ущерб, и упущенную выгоду, в то время как при страховании имущества страхуются имущественные интересы в виде реального ущерба. При страховании от первого риска застраховывается риск только самого страхователя и только в его пользу, в то время как по договору страхования имущества выгодоприобретателем может быть не сам страхователь, а выгодоприобретатель.
В правоприменительной практике бывают случаи, когда договоры предпринимательского риска и договоры страхования имущества едва различимы, в особенности когда страхуется предпринимательский риск на случай изменения предпринимательской деятельности по не зависящим от предпринимателя-страхователя обстоятельствам, связанным, в свою очередь, с сохранностью груза, товаров, иного имущества. Несомненно, отсутствие (потеря, порча, уничтожение) имущества отрицательным образом скажется на условиях предпринимательской деятельности.
Так, А.И. Худяков приводит пример, в соответствии с которым предприниматель страхует от утраты отгружаемый товар, после чего этот товар уничтожается в результате наступления страхового случая. Спрашивается, к какому виду относится такое страхование - к страхованию предпринимательского риска или страхованию имущества? На этот вопрос ученый верно, на наш взгляд, отвечает, что правильный ответ зависит от цели договора, заключенного в сфере страхования: если целью договора явится возмещение убытков, вызванных неблагоприятными изменениями условий предпринимательской деятельности, то налицо договор страхования предпринимательского риска. Если же целью страхования является сохранение самого имущества и возмещение реального ущерба, вызванного его утратой (повреждением), то налицо второй подвид договора имущественного страхования - договор страхования имущества.

По нашему мнению, стороны могут заключать договор страхования имущества и предпринимательского риска, когда одновременно страхуется и само имущество (в случае его порчи, недостачи, гибели), и возможная, случайная потеря дохода, ожидаемого от использования (распоряжения) этим имуществом. Это дает правовую возможность возместить страхователю не только действительную стоимость застрахованного имущества в связи с его порчей (недостачей), но и расходы, неполученные доходы, связанные с этим событием. Но условия об этих рисках необходимо четко указывать в договоре или страховом полисе.
В связи с изложенным представляет определенный интерес следующее дело, рассмотренное 11 августа 2004 г. Федеральным Арбитражным судом Уральского округа.
Общество с ограниченной ответственностью (ООО "Лига-Мастер") обратилось в суд с иском к страховому открытому акционерному обществу "Пирамида" о взыскании 186061 рубля страхового возмещения (по договору страхования - полису от 16 августа 2002 г.) в связи с кражей имущества, о взыскании 7590 рублей - процентов за пользование чужими денежными средствами и 83418 рублей убытков (упущенной выгоды), причиненных вынужденным простоем салона в период с 22 июля по 1 ноября 2003 г. Решением суда от 28 января 2004 г. в пользу истца было постановлено взыскать страховое возмещение в размере 125543 рублей, а также 170179 рублей за убытки и 8118 рублей как процентов на основе возбужденного уголовного дела по факту кражи и норм ГК РФ, регулирующих правоотношения по договору страхования. Состоявшееся решение суда в части взыскания убытков было обжаловано ответчиком в суд апелляционной инстанции, постановлением которого жалоба была удовлетворена со ссылкой на пределы ответственности страховщика, установленные ст. 929 ГК РФ и п. 8 Общих условий страхования ОАО "Пирамида". Спор возник в связи с кражей в ночь на 18 июня 2003 г. застрахованной компьютерной техники стоимостью 238751 рубль из салона ООО "Лига-Мастер". По данному факту следственными органами было возбуждено уголовное дело, производство по которому приостановилось из-за неустановления виновных лиц.
Удовлетворяя иск полностью в уточненном истцом размере, суд установил, что с заявлением о выплате страхового возмещения ООО "Лига-Мастер" обратилось 19 июня 2003 г. и что факт кражи как страховой случай, предусмотренный договором страхования (полисом) от 16 августа 2002 г., и убытки истца из-за простоя салона подтверждены в установленном законом порядке, а выплата страхового возмещения не произведена до обращения истца с настоящим иском в суд. Отменяя решение суда в части взыскания в пользу страхователя убытков, возникших в связи с перерывом в производстве, апелляционная инстанция правомерно руководствовалась общим правилом страхования, предусмотренным п. 1 ст. 929 ГК РФ, согласно которому ответственность страховщика ограничена определенной договором страхования суммой. Из страхового полиса и имеющихся в нем на обороте общих условий страхования СОАО "Пирамида" было видно, что предметом страхования предпринимательский риск не являлся, поскольку в п. 8 данных Общих условий об этом виде риска ничего не указывалось. Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции без изменения (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11 августа 2004 г. N Ф09-2544/04-ГК).

По страхованию предпринимательского риска имеются и другие судебно-арбитражные дела, однако необходимо отметить, что их число невелико в связи с относительно небольшим количеством договоров страхования такого рода.
Так, из Постановления Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 июля 2004 г. по одному из изученных дел было видно, что закрытое акционерное общество страхования предпринимательства "Сфинкс" (страховщик) и ООО "Судоходная компания "Вояж" (страхователь) заключили договор страхования имущественных интересов страхователя, связанных с нанесением убытков и неполучением ожидаемых доходов из-за неисполнения контрагентом страхователя - обществом с ограниченной ответственностью "Весь Мир" обязательств по договору от 21 ноября 2002 г. в части арендных платежей. По существу, страховым случаем по исследуемому делу являлось неисполнение арендаторами своих обязательств по уплате арендной платы за судно, т.е. имело место страхование предпринимательского риска. Судоходная компания своевременно уведомила страховщика письмами о наступлении страховых случаев. Но ЗАО СП "Сфинкс" отказалось исполнить обязательства по выплате страхового возмещения по договору страхования предпринимательского риска, ссылаясь на то, что договор аренды судна нельзя считать заключенным, в связи с чем неуплата арендной платы не может расцениваться как страховой случай. Однако суд первой инстанции обоснованно отверг доводы страховщика и удовлетворил иск о взыскании денежной суммы страхового возмещения, поскольку материалами дела подтверждалось, что договор был заключен и фактически исполнялся сторонами и страховой случай (факт неуплаты арендных платежей) наступил. Суд кассационной инстанции изменил состоявшееся решение лишь в части размера присужденной суммы, снизил ее на основании ст. 333 ГК РФ, приняв во внимание доводы страховой компании о несоразмерности примененных к ней санкций за отказ от выплаты страхового возмещения (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 июля 2004 г. N А56-869/04).

Примечание. Все доводы страховой компании в обоснование правомерности своего отказа в выплате страхового возмещения сводились к следующему: а) по мнению страховщика, страхователь (судоходная компания) не исполнил возложенную на него законом обязанность о своевременном уведомлении страховщика о наступившем страховом случае (ст. 961 ГК РФ); б) страховая компания не обязана выплачивать страховое возмещение, поскольку прекратил действие договор аренды судна, по которому застрахован риск убытков страхователя от неисполнения обязательств контрагентами. Кроме того, ответчик также указывал, что суд необоснованно не применил ст. 157 и п. 1 ст. 958 ГК РФ.

 

Оглавление Имущественное страхование: теория и судебная практика



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности