Абандон в автостраховании: судебная практика

 

 

В соответствии с п. 5 ст. 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - ЗоОСД) в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы. Такой отказ называется абандоном.

Несмотря на относительную простоту данной нормы, между участниками договоров страхования имущества все-таки нередко возникают споры относительно возможности применения указанного института, о размере и условиях выплаты страхового возмещения.

При этом постоянно возрастает и количество судебных споров по поводу применения абандона. Причем практически всегда суды принимают решения в пользу страхователей или выгодоприобретателей. Это обусловливает необходимость внимательного изучения специалистами страховых компаний судебной практики по данному вопросу. Знание практики судов по спорам, связанным с абандоном, важно и для всей армии автолюбителей, страхующих каско свои транспортные средства, а также других страхователей имущества, поскольку позволит более эффективно отстаивать свои права и охраняемые законом интересы.
Поскольку в настоящее время абандон главным образом применяется при страховании автотранспортных средств, то имеет смысл обобщить судебную практику в вопросе применения абандона в сфере автострахования.

1. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 июня 2011 г. N 09АП-13382/2011-ГК, 09-АП-13415/2011-ГК по гражданскому делу N А40-119041/09-11-864.

ООО-лизингополучатель заключило со страховщиком договор страхования предмета лизинга - автомашины. Выгодоприобретателем по событиям "Угон" и "Полная конструктивная гибель" назначен лизингодатель. Страховая сумма установлена в размере действительной стоимости транспортного средства - 1 417 000 руб.
В январе 2008 г. произошло дорожно-транспортное происшествие (далее - ДТП) с участием застрахованного транспортного средства. По результатам экспертной оценки, заказчиком которой являлся страховщик, стоимость восстановительного ремонта автомобиля составила 286 960 руб. На основании этой оценки страховщик выплатил ООО страховое возмещение в размере 210 196,67 руб.

По заключению экспертизы, составленному по заказу выгодоприобретателя, стоимость восстановительного ремонта транспортного средства составляет 1 294 680 руб. В этой связи лизингодатель предъявил в арбитражный суд соответствующий иск. Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.
Апелляционный суд, рассмотрев апелляционную жалобу истца, отменил решение суда первой инстанции. При этом он отметил следующее.
Согласно п. 1.2.12 Правил страхования автотранспортных средств под конструктивной гибелью понимается состояние поврежденного автотранспортного средства, при котором стоимость восстановительного ремонта равна или превышает 70% его действительной стоимости, определенной на дату заключения договора (полиса).
Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что при ДТП наступила конструктивная гибель транспортного средства. Согласно п. 10.7.1 Правил страхования автотранспортных средств выплата страхового возмещения при полной конструктивной гибели производится в размере страховой суммы за вычетом износа застрахованного транспортного средства, а также за вычетом стоимости годных остатков.

Однако размер подлежащих взысканию денежных средств определен судом неверно. Суд в противоречие п. 4.2.3 и 10.7.1 Правил страхования уменьшил страховое возмещение на 582 944,42 руб., которые посчитал суммой износа транспортного средства, а также на 210 196 руб., выплаченных ответчиком страхователю по риску "Ущерб".

Между тем 582 944,42 руб. являются размером стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля с учетом износа. Износ же составляет 70 850 руб.

Кроме того, судом сумма страхового возмещения в пользу истца неверно уменьшена на размер страхового возмещения, выплаченного страхователю, поскольку выгодоприобретателем по риску "Полная конструктивная гибель" является лизингодатель.

Отказывая в удовлетворении иска в части обязания ответчика принять годные остатки автомобиля, суд первой инстанции сослался на то, что ст. 12 ГК РФ не предусматривает такой способ защиты нарушенного права, но содержащийся в ней перечень не является исчерпывающим.

Требование истца соответствует п. 5 ст. 10 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - ЗоОСД), согласно которой в случае гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страхового возмещения в размере полной страховой суммы. Лизингодатель направил страховщику письмо, в котором отказался от годных остатков автотранспортного средства в пользу страховщика. При указанных обстоятельствах требование истца об обязании ответчика принять годные остатки транспортного средства подлежит удовлетворению.

Комментарий. Прежде всего стоит обратить внимание на то, что суд подчеркнул, что определение понятия конструктивной гибели дано в стандартных правилах страхования. Это важное обстоятельство, поскольку легального определения данного понятия применительно к страхованию автотранспортных средств не существует. Конечно, участники страховых правоотношений вправе по аналогии закона (ст. 6 ГК РФ) использовать определение конструктивной гибели, содержащееся в ст. 300 Кодекса торгового мореплавания РФ, но следует учитывать, что там под конструктивной гибелью понимается ситуация, когда расходы на ремонт судна превысили бы стоимость судна после ремонта.

Следующий момент, который требует пояснений, - выплата страхового возмещения при заявленном абандоне в размере страховой суммы за минусом износа. На первый взгляд это противоречит императивной норме об абандоне, в силу которой при отказе страхователя (выгодоприобретателя) от утраченного или погибшего имущества в пользу страховщика тот обязан произвести выплату страхового возмещения в размере полной страховой суммы. Однако никакой судебной ошибки здесь нет. Как известно, в соответствии с п. 1 ст. 947 ГК РФ под страховой суммой понимается предельный размер страховой выплаты. Если учесть, что согласно условиям договора страхования страховое возмещение выплачивается всегда с учетом износа, то это означает, что величина износа фактически уменьшает размер первоначально согласованной сторонами страховой сделки страховой суммы. Иначе говоря, в данном случае был заключен договор с уменьшающейся на величину износа страховой суммой. Таким образом, никакого отступления от правила п. 5 ст. 10 ЗоОСД нет.

Необходимо констатировать, что абандон в данном случае был заявлен не страхователем, а выгодоприобретателем, который является собственником поврежденного имущества. Страхователь же как арендатор (лизингополучатель) права распоряжаться арендованным имуществом не имеет.

Суд обязал страховщика принять остатки транспортного средства. Это, к сожалению, - следствие достаточно типичной ситуации, когда страховые компании абандонированное имущество не принимают. Следует учитывать, что страховщик тем не менее сразу после заявления страхователем или выгодоприобретателем абандона несет все обязанности по содержанию остатков такого имущества. Отдельно стоит отметить тот факт, что суд в очередной раз указал на открытый характер перечня способов защиты нарушенных прав, который содержится в ст. 12 ГК РФ.

2. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2011 г. N 09АП-24339/2011-ГК по гражданскому делу N А40-84159/10-14-749.

ООО обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к страховой компании о взыскании 4 351 058,36 руб. страхового возмещения и 514 240,71 руб. - процентов за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск в полном объеме.

Ответчик обжаловал решение в Девятый арбитражный апелляционный суд, но тот не нашел оснований для отмены или изменения судебного акта.

Согласно материалам дела 11 января 2009 г. сторонами был заключен договор добровольного страхования средств наземного транспорта, в соответствии с которым был застрахован автомобиль, страховая сумма по которому составила эквивалент 69 600 евро.

Кроме того, сторонами был заключен второй договор страхования, по которому был застрахован полуприцеп, страховая сумма по которому составила эквивалент 32 684 евро.

Из Постановления о возбуждении уголовного дела от 21 февраля 2011 г. СУ при УВД по Ногинскому району Московской области следует, что 27 сентября 2009 г. в 3 часа ночи в деревне Щ. Владимирской области М. поджег застрахованные автомобиль и полуприцеп.

Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что в соответствии с п. 2.1.1 Правил страхования данное событие является страховым случаем.

Согласно отчетам эксперта застрахованные автомобиль и полуприцеп восстановлению не подлежат.

В соответствии с абз. 2 п. 8.12 Правил страхования под полной гибелью (фактической или конструктивной) понимается повреждение ТС, при котором стоимость восстановительного ремонта превышает 70% его действительной стоимости на момент заключения договора.

В соответствии с п. 8.20, 8.21 Правил страхования при полной гибели ТС выплата страхового возмещения производится в размере страховой суммы с учетом износа за период действия договора страхования при условии передачи остатков ТС страховщику.

Согласно п. 5 ст. 10 ЗоОСД в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страхового возмещения в размере полной страховой суммы.

Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что выплате подлежит полная страховая сумма. В связи с тем что по договорам добровольного страхования средств наземного транспорта сторонами была установлена безусловная франшиза в размере 300 евро, данная денежная сумма подлежала исключению из страхового возмещения.

Доводы заявителя жалобы о том, что страхователь, заявив требования о полном страховом возмещении, не передал ответчику годные остатки сгоревшего автомобиля с прицепом и соответствующее соглашение между сторонами не заключалось, не могут быть приняты во внимание в связи с тем, что заявитель жалобы неправомерно уклонялся от выплаты страхового возмещения, считая, что указанный пожар не является страховым случаем, в связи с чем у него отсутствовало фактическое намерение принять указанные годные остатки, обсуждать возможность и порядок их передачи, а также требовать исполнения соответствующей обязанности со стороны истца. Доказательства того, что истец необоснованно уклонялся от передачи годных остатков сгоревшего автомобиля, заявитель жалобы не представил.

Комментарий. Вот пример судебных актов, которые не могут не настораживать. Ни в решении арбитражного суда первой инстанции, ни в Постановлении апелляционного суда не сказано о том, что страхователем был заявлен абандон. При этом оба суда исходят из того, что у страхователя существует обязанность по передаче годных остатков транспортных средств страховщику. Между тем абандон - это право страхователя, а не его обязанность. Даже предъявляя страховщику требование о выплате страхового возмещения в размере полной страховой суммы, страхователь может не отказываться от годных остатков в пользу страховой компании, тогда ему подлежит выплатить страховое возмещение в размере страховой суммы за минусом стоимости годных остатков имущества.

Суду первой инстанции надлежало разъяснить истцу его право на абандон и принимать решение с учетом его волеизъявления по данному вопросу.

Суд при расчете размера страховой выплаты уменьшил ее на величину безусловной франшизы. По нашему мнению, это более чем спорный подход. Абандон заявляется с целью получения страхового возмещения в размере страховой суммы. Франшиза - это условие договора. Получается, что условие договора фактически изменяет императивную норму закона, что недопустимо. Поэтому условие о безусловной франшизе применительно к ситуации с заявлением абандона применяться не должно - в этой части оно ничтожно.

В отзыве страховщика на иск говорится о том, что между сторонами договора не было заключено соглашение о передаче страховщику годных остатков. Это тоже весьма спорная позиция, если учесть, что абандон представляет собой одностороннюю сделку и для ее совершения вполне достаточно волеизъявления только страхователя (выгодоприобретателя), а согласия страховщика не требуется. В силу данного обстоятельства заключение соглашения об абандоне следует считать незаконным, поскольку процесс его совершения может быть использован сильной стороной сделки - страховщиком для затягивания решения вопроса о выплате страхового возмещения.

В принципе может иметь место соглашение не об абандоне, а о процедуре передачи страховщику годных остатков, т.е. когда, где и какие именно остатки ему будут переданы, а также в случае хищения застрахованного транспортного средства - о последствиях его обнаружения после выплаты страховщиком страхового возмещения. Обычно в такой ситуации предусматривается обязанность страхователя (выгодоприобретателя) принять найденное транспортное средство и возвратить страховщику страховое возмещение за минусом суммы снижения стоимости объекта страхования из-за имеющихся повреждений, конечно, если они действительно наличествуют.

3. Определение Московского городского суда от 8 сентября 2011 г. по гражданскому делу N 33-27816.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 19 января 2011 г. иск П.К., действующей в интересах несовершеннолетней П.А., к страховщику о взыскании страхового возмещения был удовлетворен частично.

Суд при этом исходил из того, что между П.А. и страховщиком 15 августа 2008 г. был заключен договор страхования приобретенной в кредит автомашины, который затем продлен до 15 августа 2009 г. В результате ДТП, произошедшего 17 мая 2009 г., принадлежащему истцу автомобилю были причинены механические повреждения. Виновником ДТП был признан водитель А.

Признав данное событие страховым случаем, суд взыскал со страховщика страховое возмещение в размере среднерыночной стоимости автомашины.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы ответчика, судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда подлежит изменению.

Вывод суда о взыскании в пользу истца среднерыночной стоимости аварийного автомобиля неверен, поскольку произошла конструктивная гибель автомобиля. Согласно п. 9.4 Правил страхования транспортных средств в такой ситуации страховое возмещение выплачивается в размере страховой суммы за вычетом износа, ранее произведенных выплаты, а также стоимости годных остатков застрахованного ТС.

В соответствии с п. 5 ст. 10 ЗоОСД в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Между тем истица не отказывалась от прав на поврежденный автомобиль в пользу ответчика, поэтому стоимость годных остатков также подлежит вычету из страховой суммы.

Из материалов дела усматривается, что ранее П.А. по договору страхования было выплачено страховое возмещение.

Довод кассационной жалобы о том, что истица не имеет права на получение страхового возмещения, поскольку договор был заключен в пользу выгодоприобретателя, является неправильным, выгодоприобретатель-банк фактически отказался от права требования страховой выплаты, а потому в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ истица вправе требовать выплаты в ее пользу страхового возмещения.

Комментарий. Настоящий судебный акт интересен, прежде всего, тем, что здесь суды действовали в строгом соответствии с законом и условиями договора страхования. В первую очередь суды не стали применять правило об абандоне, потому что он не был заявлен истцом. В этой связи из страхового возмещения, подлежащего взысканию со страховщика, была верно исключена стоимость годных остатков автомобиля. Хотя в качестве процессуального упущения можно было бы указать на то обстоятельство, что судами истице не были разъяснены положения п. 5 ст. 10 ЗоОСД, а вполне возможно, что она их просто не знала и не заявила об абандоне только вследствие этой причины. Однако нельзя исключить и того факта, что она уже нашла покупателя годных остатков, который готов был заплатить за них даже больше, чем насчитали эксперты, поскольку в нашей стране существует своеобразный рынок годных остатков транспортных средств.

Суды четко применили условия договора страхования об уменьшающейся на величины износа и произведенных страховщиком выплат страхового возмещения страховой сумме. В то же время можно было бы высказать рекомендации относительно того, чтобы в стандартных правилах страхования позиция об уменьшающейся в период действия договора страхования страховой сумме излагалась более четко, потому что в нынешнем варианте этому положению присущи определенные признаки несправедливых условий, когда страхователь при совершении страховой сделки не очень четко понимает суть соответствующих положений, а они создают безусловное преимущество для страховщика при осуществлении страховой выплаты в виде договорных оснований уменьшения ее величины.

Но самое главное, на наш взгляд, заключается в том, что суды очень четко и точно квалифицировали отношения по договору в пользу третьего лица. Поскольку банк-выгодоприобретатель не возражал против удовлетворения иска в пользу страхователя, то суды совершенно обоснованно расценили позицию банка как отказ от своих прав по договору страхования. Тогда в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ этими правами, в том числе правом требования к страховщику о выплате страхового возмещения, вправе воспользоваться кредитор, в этой ситуации - страхователь.

4. Определение Московского городского суда от 8 апреля 2011 г. по гражданскому делу N 33-9805.

О. обратилась в суд с иском к страховщику, в котором просила признать пп. "б" п. 4.6 договора страхования и п. 11.16 Правил страхования ничтожными; взыскать задолженность по выплате страхового возмещения в размере 539 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами, а также компенсировать моральный вред, а кроме того, возместить убытки и обязать ответчика оплатить стоянку транспортного средства на момент фактического исполнения обязательств.

В обоснование исковых требований истец указала, что 13 июля 2007 г. между ней и страховщиком был заключен договор страхования транспортного средства, приобретенного ею по кредитному договору, в соответствии с которым были застрахованы риски "Автокаско". Выгодоприобретателем по договору являлся банк, выдавший страхователю кредит.

4 июля 2008 г. в результате ДТП застрахованному транспортному средству были причинены механические повреждения. Согласно оценке экспертов стоимость восстановительного ремонта превышала 75% от стоимости транспортного средства. Ответчик определил страховое возмещение в размере 239 855 руб. с учетом износа за год эксплуатации (15%), франшизы и 40% стоимости.

11 февраля 2009 г. истец уведомила ответчика об отказе от права собственности на транспортное средство в его пользу в целях получения полной страховой суммы, однако ответчик не выплатил оставшуюся часть страхового возмещения.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 сентября 2009 г. в удовлетворении исковых требований О. отказано в полном объеме.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 января 2010 г. решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 сентября 2009 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

При новом рассмотрении дела суд удовлетворил исковые требования.

Судебная коллегия Мосгорсуда, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, пришла к следующим выводам.

На основании ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

На основании п. 5 ст. 10 ЗоОСД в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Согласно п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

В соответствии с пп. "б" п. 4.6 договора страхования при полной фактической или конструктивной гибели транспортного средства, а также в случае, когда стоимость восстановительного ремонта транспортного средства превышает 75% его действительной стоимости на момент заключения договора, выплата страхового возмещения производится в размере 60% от страховой суммы по рискам "Ущерб", "Автокаско" с учетом износа транспортного средства за время действия договора и ранее произведенных выплат по риску при условии, что остатки ТС остаются у страхователя.

Указанные условия договора и пункты Правил страхования согласно ст. 168 ГК РФ и п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" являются ничтожными как не соответствующие императивным нормам действующего законодательства.

То обстоятельство, что выгодоприобретатель по договору согласился на неполное страховое возмещение, не устраняет действие правила п. 4 ст. 430 ГК РФ относительно права страхователя получить оставшуюся сумму по договору страхования.

Однако, определяя размер страхового возмещения, суд не учел, что с момента заключения договора страхования, в котором стороны согласовали страховую сумму, до момента причинения вреда застрахованному имуществу прошло чуть менее года (с 13 июля 2007 г. по 4 июля 2008 г.), на протяжении которого автомобиль находился в эксплуатации, и не учел износ автомобиля истца.

Судебная коллегия изменила решение суда первой инстанции, снизив размер взысканной суммы страхового возмещения на расчетный износ автомобиля и предусмотренную договором франшизу. Кроме того, на О. возложена обязанность передать страховщику годные остатки автомобиля, сняв его с регистрационного учета.

Доводы кассационной жалобы о том, что ответчик полностью исполнил свои обязанности и считает договор страхования прекращенным, не были приняты судом.

Комментарий. Приведенный судебный акт примечателен сразу по нескольким моментам.

Первый. Суд квалифицировал как ничтожные положения договора и стандартных правил страхования, в которых предусмотрен иной размер выплаты страхового возмещения при утрате и конструктивной гибели имущества, чем в императивной норме п. 5 ст. 10 ЗоОСД. Это правильный подход, который позволяет юридически корректно преодолеть такое препятствие к взысканию со страховщика страхового возмещения в полной страховой сумме, как реально произведенная им выплата с учетом стоимости годных остатков. Действительно, как, кстати, и указывал на это страховщик, исполнение обязательства в соответствии с условиями договора должно квалифицироваться как надлежащее исполнение, влекущее прекращение обязательства (п. 1 ст. 408 ГК РФ). После этого производить какие-либо взыскания со страховщика было бы в принципе неверно, хотя многие суды это делают. Если соответствующие условия договора страхования оценены как ничтожные, то, следовательно, оснований говорить о надлежащем исполнении обязательства уже нельзя.

Второй. Суд посчитал, что норма п. 4 ст. 430 ГК РФ действует и в том случае, когда выгодоприобретатель получил часть страхового возмещения. На самом деле право требования вполне может иметь делимый характер, и поэтому той частью требования, которое не было удовлетворено, может воспользоваться кредитор, в нашем случае - страхователь. Но вообще-то было бы более правильно предусматривать в договоре страхования, что в части убытков, на возмещение которых не претендует выгодоприобретатель, выгодоприобретателем является страхователь.

Судебная практика применения института абандона свидетельствует о том, что страховщикам необходимо более корректно с юридической точки зрения регламентировать вопросы о порядке урегулирования страховых случаев, связанных с гибелью (конструктивной гибелью) или утратой (хищением) объекта страхования, и о размере подлежащего выплате в такой ситуации страхового возмещения. Следует также не уподобляться известной птице, которая прячет голову в песок в надежде, что страхователь или выгодоприобретатель по незнанию абандон заявлять не станет, а, напротив, чтобы избежать последующих споров на эту тему, всегда разъяснять им, что они в силу закона имеют право отказаться от застрахованного имущества в пользу страховщика с целью получения страхового возмещения в размере полной страховой суммы. Это будет способствовать выстраиванию долгосрочных партнерских отношений, формированию больших групп приверженных клиентов и убережет страховщиков от излишних потерь на бесплодные судебные споры, предмета для которых на самом деле нет.

Январь 2013 г.



Автострахование

Личное страхование

Страхование имущества

Страхование ответственности